Новости страйкбола

Дикий страйкбол. В чем опасность?

Дикий страйкбол. В чем опасность?

Главное в тактических играх - безопасность.


Всегда ли организаторы неофициальных и стихийных тактических игр обеспечивают безопасность игроков?

Все ли игроки задумываются о безопасности, играя на неподготовленных объектах и помойках в стихийно, на игру, созданных командах?

Практика показывает, что НЕТ! Дикий страйкбол (или любая другая тактическая игра) и безопасность на игре несовместимы!


Прим. Страйкболист: "Дикий страйкбол" - тактическая игра, организованная игроком или группой игроков, имеющих весьма общие, а то и вообще отдаленные понятия о правилах страйкбола и мерах безопасности на игре, проводимая на необорудованных и неприспособленных для игры объектах (помещениях или участках местности). Основным критерием для допуска участника в таких играх является лишь наличие привода (оружия), при этом даже не всегда защитных очков, не говоря уже о возрастном ограничении и степени алкогольного опьянения. Этакие бои без правил безбашенных зомби. К сожалению, сегодня в таких играх принимают участие игроков значительно больше, чем в играх официальных организаторов.

 

Иркутянин сломал позвоночник при игре в лазертаг


Автор: Алёна КОРК

Ещё 20–30 лет назад мальчишки играли в войнушку пластмассовыми пистолетами и автоматами, разбивались на команды, сами определяли поле игры – переулки, дворы, крыши сараев. Сегодня всё больше детей просят у родителей на день рождения игру в лазертаг, пейнтбол или страйкбол. Да и взрослые от них недалеко ушли, львиную долю клиентов лазертага, например, составляют молодые люди и даже девушки. Но так ли безопасна эта игра? Оказывается, что нет. Минимум иркутских клубов предлагают своим клиентам страховку. Некоторые из них и вовсе не зарегистрированы как юридические лица. В одном из таких клубов 20-летний иркутянин Владислав Попов играл с друзьями в лазертаг и вышел из игры со сломанным позвоночником. Он упал с третьего этажа – поле, а точнее, здание для игры оказалось совсем неподготовленным.
 
Что такое лазертаг? Это лазерный бой. Высокотехнологичная игра, происходящая в реальном времени и пространстве. Суть игры состоит в поражении игроков-противников безопасными лазерными выстрелами из бластера-автомата. «Поражение» игрока лучом регистрируется специальными датчиками оппонента (сенсорами), закреплёнными на одежде игрока или на специальном жилете (повязке). Идея такой игры возникла в 1977 году у американца Джорджа Картера после просмотра фильма «Звёздные войны». В 1979 году компания South Bend Toys начала выпуск игры Star Trek Phasers, игра представляла собой комплект из 2 пистолетов (бластеров) с закреплёнными на них датчиками. Постепенно лазертаг распространяется по миру, доходит и до России. Существует несколько разновидностей лазертага, бывают игры аренные (лазерный бой проводится в закрытом помещении в стационарно оборудованном лабиринте) и внеаренные (на открытом воздухе).

В Иркутске таких клубов немного, меньше десяти. У некоторых есть свои специально оборудованные помещения. Большинство проводит внеаренные игры. Но далеко не каждый клуб имеет для этого своё бе-зопасное помещение. Есть такие, кто проводит игры в недостроенных или заброшенных многоэтажках. Как нетрудно догадаться, они не имеют разрешения использовать эти здания для своих нужд. Более того, такие игры могут быть просто опасны для здоровья, что и подтверждает история иркутянина Владислава Попова.

На игру он попал случайно – пригласил друг. Развлечение казалось заманчивым: большая игра, целый турнир по лазертагу. Ребята собрали команду из четырёх человек, пятого игрока нашли уже на месте. Как признался Влад, они ехали на игру в полном неведении. Но было любопытно и интересно. А вот сомнений и страхов не было вовсе.

Лазертаг-клуб, в который пришёл Влад, позиционирует себя как клуб по интересам, что не мешает организаторам брать деньги за свои услуги. С Владислава и его друзей взяли по 100 рублей. Сумма небольшая, но всё же плата за игру предполагает и ответственность, не так ли? На деле всё оказалось гораздо мрачнее и жёстче.

– Всего нас собралось 16 команд, играли по две команды, очерёдность игры определялась жеребьёвкой. Сама игра должна была состояться в заброшенном и полуразрушенном здании по адресу: Лермонтова, 131 (один из недостроенных научных институтов в Академгородке). Мы осмотрели здание – первый и второй этажи были более-менее обезопасены. На втором и четвёртом опасные места были перегорожены бетонными плитами. Большие дыры в полу были заделаны. А вот на третьем этаже, где игра также проводилась, таких бетонных плит не было. В этом пространстве я и упал, – вспоминает Влад.

Повторимся: игра представляет собой симулятор боевых действий, целью этой конкретной игры был захват точки. На каждую команду выставлялась боевая точка, которую нужно было удерживать в течение пяти минут. Имитация боя, реальный соперник – что ещё может так пощекотать мужские нервы?

У взрослого человека с жизненным опытом возникнет вполне закономерный вопрос: «А думали ли вы, ребята, о безопасности, когда шли играть в лазертаг в заброшенном здании?» Но в 18–20 лет подобные мысли обычно не приходят в голову, для этого возраста вообще нехарактерны попытки предугадать последствия своих поступков. Поэтому отсутствие страховки и договора на услуги ребят не остановило:

– Нас вообще не просили что-то подписать. И никто не говорил о страховке. Мы просто отдали деньги, нам выдали амуницию и отправили в бой. Про технику безопасности говорили коротко: будьте аккуратны, там-то и там-то есть шахты. На этот счёт мы перед игрой даже пошутили: «Сейчас как десантируемся с третьего этажа!» Оказывается, такие вещи действительно опасно вслух произносить: всё материально.

Эта игра с драматическим финалом состоялась 28 апреля, в сухой, тёплый, солнечный день. Как пишут в романах, ничего не предвещало беды. Игра состояла из двух частей, предполагалось два захвата точки. Первую игру ребята провели нормально, а вот на второй и произошло то злосчастное падение.

– Я упал с третьего этажа. Когда мы с точки А заходили на точку Б, я уходил от вражеского огня, завернул за угол и, как оказалось, шагнул в пустоту. Этаж заканчивался обрывом. Последние мгновения, которые помню перед ударом, – как вылетаю с этого обрыва, с высоты. Вижу внизу бетон, камни, гальку, какую-то арматуру. Но всё же успеваю сгруппироваться и расслабить мышцы.

Результатом такого падения стал перелом двух позвонков поясничного отдела, а также костный осколок в канале спинного мозга. Даже от болевого шока Владислав не потерял сознания. На пару минут у него перехватило дыхание, как это обычно бывает после падения с большой высоты. Отдышавшись, парень позвал на помощь. Сначала Влада подняли, попытались поставить на ноги, никто и не понял, что у него серьёзный перелом.

– «Нет, ребята, кладите меня обратно, спина болит», – попросил я, – рассказывает Влад. – Мне вызвали «Скорую», она приехала быстро, минут через пять. Измерили пульс, давление, поставили обезболивающее, положили на носилки и увезли в областную больницу. Пока ехала «Скорая», организаторы подходили ко мне и успокаивали: «Не волнуйся, мы всё тебе оплатим». Взволнованными они не выглядели, возникло ощущение, что такие случаи у них происходят нередко. Организаторов с нами находилось двое – парень и девушка.

Когда Влада увезла карета скорой помощи, игра продолжилась в обычном режиме. И даже был определён победитель.
Лето Влад видел лишь из окна
 
Как и положено, Владислава сначала доставили в приёмный покой, взяли анализы, повезли на рентген. Там и обнаружилось, что у парня не только сломаны два позвонка: осколок от одного из них ушёл в спинномозговой канал. Он там так и остался – на послеоперационном снимке это отчётливо видно.

– В больнице я провёл неделю. Мы с мамой решили отказаться от той операции, что нам советовали. Предлагалась сложная полостная операция для стабилизации двух травмированных позвонков. После неё идёт длительный период реабилитации – до года. Мы решили найти более щадящий метод. Но никто не давал прогнозов, что будет дальше. Меня выписали домой на полный покой.

Три месяца Владислав Попов провёл в лежачем положении. Врач сказал – надо подождать. Вот семья и ждала. Влад ждал лёжа. Два месяца полного покоя пришлись на лето: июнь и июль парень видел лишь из окна.

– Как развлекался? Компьютер ко мне поближе перенесли – смот­рел кино, проводил время в Интернете. И даже защитил диплом в техникуме, решил не терять год. Была выездная комиссия, всё прошло хорошо.

Между тем мама Владислава, Ирина Попова, искала варианты альтернативного хирургического лечения и нашла их. В иркутской железнодорожной больнице предложили щадящую операцию. Суть её заключалась в следующем: на спине делают два прокола, туда вводят спрессованные металлические опилки, это своего рода «цемент» для позвонков. Благодаря ему сломанные позвонки поднялись и расширились, скажем так. Уже на следующий день после операции Влад встал на ноги. Всем оказался хорош этот метод, кроме цены: операция обошлась в сумму более 250 тысяч рублей.

Справедливости ради заметим, что вплоть до операции организаторы лазерных боёв в разрушенном здании помогали семье. Помогали деньгами. Например, чтобы перевезти лежачего больного домой из поликлиники, требовался специальный транспорт. Стоимость его составляла 1500 рублей за час, миниоплата – за два часа. Владу проводились очень дорогие исследования – МРТ и МСКТ, каждое стоимостью более 3000 рублей. Обязателен был массаж, чтобы мышцы не атрофировались. Стоимость одной процедуры массажа с выездом на дом – 2000 рублей. Всего понадобилось 20 процедур. Всё это организаторы оплатили. Они даже привозили Владу молочные продукты. «Слились» товарищи, когда узнали, сколько будет стоить операция.

Три месяца Владислав Попов провёл в лежачем положении. Врач сказал – надо подождать. Вот семья и ждала. Влад ждал лёжа. Два месяца полного покоя пришлись на лето, на лето, которое мы так отчаянно ждём все девять месяцев. Июнь и июль Влад видел лишь из
Автор фото: Дмитрий ДМИТРИЕВ

– Я им говорила, что мы будем делать эту операцию, – рассказывает Ирина Попова. – Когда один из организаторов, Анна, узнала о её предположительной стоимости, то заплакала и сказала, что у них таких денег нет. После к нам домой пришёл Михаил, главный организатор. И жёстко сказал: «Мы вам обещали помочь? На этом наша помощь закончилась. Есть ещё вопросы ко мне? Мы платить за операцию не будем, ваш сын виноват сам». Встал и ушёл. Он произвёл на меня впечатление человека, который не чувствует за собой вины, ему просто всё равно, он понимает, что ему за это ничего не будет. И неважно, что человеческая жизнь, возможно, искалечена. Я думала, что после этого случая они не будут делать игры. Но на их сайт захожу регулярно: игры проводятся, жизнь бурлит. Больше они нам не звонили.

К Владу Попову приходил следователь. Но после проверок был отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Семья Поповых направила жалобу в прокуратуру, после чего материалы были отправлены в Следственный комитет. Сейчас СК проводит медэкспертизу, чтобы установить степень тяжести вреда для здоровья.

Семья Поповых решила не ждать результатов и подала на организаторов игры в суд – как на частных лиц. Состоялось два заседания, в конце ноября будет третье, оно обещает стать финальным. Семья выставила иск на возмещение затрат на операцию и морального ущерба, который Поповы оценили в два миллиона рублей. «Если бы затраты на операцию возместили нам сразу, мы бы в суд не подавали», – подчеркнула Ирина Попова. В суде требования уточнились, и к ним добавилось третье: «Обязать ответчиков прекратить осуществление деятельности по организации и проведению игры лазертаг, поскольку эта деятельность несёт потенциальную опасность для других лиц». Судом эти уточнения были приняты.

Вот что думает по этому поводу юрист Анна Варенчук:

– Безусловно, человек, идущий играть в подобные игры, должен понимать степень опасности и отдавать себе отчёт в принятом решении. Беда в том, что в основном такие мероприятия привлекают подростков, которые в жажде новых впечатлений едва ли могут объективно оценить ситуацию, им не приходит в голову мысль о том, к каким последствиям это может привести. Больше вопросов вызывает чувство социальной ответственности организаторов подобных мероприятий. Когда чьё-то хобби перерастает в полноценный бизнес, участники игр подбираются не из круга друзей. И это неизбежно должно повлечь за собой легализацию, «выход из тени» таких клубов. Только так можно обеспечить надлежащий контроль со стороны государства, чётко прописать процедуры страхования ответственности организаторов таких игр как игр с повышенной опасностью, урегулировать вопросы материальной ответственности. Но, как известно, дитя не плачет, мать не разумеет, и пока участники игр не будут требовать от организаторов гарантий безопасности, гарантий возмещения возможного вреда, ситуация будет оставаться такой же опасной.

Кстати, по словам свидетелей, давших показания в суде (друзья Влада Попова), в их команде был пятый игрок – подросток на вид лет 13–15. Он также был допущен к игре без всяких вопросов. Как говорится, без комментариев.

Похожие статьи



    Вернуться в раздел