Новости страйкбола

И все-таки мы победили!

И все-таки мы победили!

9 мая 2013 года наша страна отмечает Победу в самой ожесточенной войне, с которой когда-либо сталкивалась Россия. На подмосковной площадке тренируются участники традиционного парада, телеканалы верстают сетку передач с патриотическими (и не очень фильмами), немногие оставшиеся в живых ветераны отряхивают от пыли парадные костюмы и мундиры, а торговые сети планируют увеличение продаж. За всеми этими, ставшими, в общем-то, привычными действиями – День Победы зачастую превращается в один и регулярных ежегодных праздников, занимающим в сознании обычного жителя место где-то между Новым годом и днем десантника. За стройными шеренгами парадных расчетов, марширующих на Красной площади, георгиевскими ленточками, которые висят на антеннах автомашин до зимы и постерами с «социальной рекламой» на улицах наших городов мы порою забываем, чем же была та война для Советского Союза и его народа.
Десятки историков описывают предпосылки, развитие и ход конфликтов, приведших к Второй мировой войне, политологи спорят о целесообразности тех или иных действий правительств европейских государств, режиссеры снимают фильмы, в которых описывают свою войну, порой существующую исключительно в их воображении, журналисты опрашивают уцелевших участников, порой излишне смакуя подробности, которые в начале XXI века выглядят как порождение инфернального зла. Представители маленьких, но очень гордых наций заявляют, что у них был якобы свой, особый путь в мировой мясорубке. Страны побольше тоже иногда заявляют о «трагедии народа, оказавшегося между жерновов». Историки, описывающие страны-победительницы и Германию рассуждают о геополитических приобретениях, установлении зон влияния и тому подобных вещах, недоступных пониманию простых смертных. Но, если отбросить словесную шелуху, ворох напластований, описаний, гипотез, домыслов и слухов, то оказывается, что для Советского Союза, а следовательно, и для подавляющего большинства населявших его наций и народностей Великая Отечественная война была не шахматным матчем за увеличение «геополитического влияния», а смертельной битвой, от исхода которой зависело физическое выживание людей, населявший одну шестую часть суши.

 


Эта война была не «евроинтеграцией» и не «избавлением от коммунистической тирании». У граждан СССР не было выбора между двух зол. Советский Союз и его народ вообще не рассматривали как субъекты международной политики и как сторону, с которой было бы необходимо о чем-то договариваться. У вождей фашистской Германии существовала огромная разница между завоеванными европейскими народами и жителями СССР. Если европейцы еще имели призрачный шанс получить свое, хоть и не очень почетное место в «тысячелетнем рейхе», то у русских, украинцев, белорусов, татар, марийцев, чувашей (и прочая и прочая) такого шанса просто не было. Часть из них еще могла использоваться фашистами в качестве тактического союзника, но только до момента достижения вполне четко поставленной цели: разгрома Советского Союза и завоевания «жизненного пространства на Востоке».
Как и у многих других государственных деятелей, у нацистов существовало два слоя политики: один для внешнего употребления, для оглашения населению и демонстрации на международной арене и второй – для внутреннего узкого круга. Нацистская верхушка могла позволить себе роскошь планировать не на годы – на десятилетия. Будущее казалось им ясным и открытым, лишь небольшие шероховатости могли бросать тень на могучий натиск арийской расы.
Основой их мировоззрения была расовая политика. Люди делились на чистых и нечистых. Вернее люди второго сорта в принципе не рассматривались фашистами как человеческие особи – их потолком достижений в довольно обозримом будущем должно было стать услужение расы господ. Да и этой чести удостоились бы не все.

 


Расовая политика нацистской Германии выросла не на пустом месте. Ее основы начали закладываться еще в конце XIX века, еще в кайзеровской Германии, когда ни о каком Гитлере еще никто и не слышал. Уже в период Первой мировой некоторые немецкие генералы могли позволить себе высказывания о том, что славянские народы с завоеванной территории «должны катиться к черту». Идея расового превосходства, подпитанная обидой от поражения в Первой мировой собственно и выплеснула на гребень германской политической войны политика Адольфа Гитлера. При его власти теория расширения жизненного пространства приобрела четко очерченные идеологические формы и с немецкой педантичностью начала обрастать планами, деталями и исполнителями. Весь процесс германской колонизации завоеванных восточных территорий получил название «Генеральный план «Ост». Конечно же, он не был открытым, у Германии и так хватало проблем на международной арене, чтобы бросать на чашу весов противников рейха еще один козырь. Но, тем не менее - этот чудовищный секретный план существовал. К моменту, когда стало ясно, что история складывается несколько иначе, чем ее планировали в рейхсканцелярии, основные документы плана было приказано уничтожить. Но тут немецкая педантичность сыграла с нацистами злую шутку: план оброс столькими исполнителями, деталями и документами, что уничтожить все его отголоски просто не получилось.

 


К началу Нюрнбергского процесса союзникам была известна только шестистраничная выдержка из этого пакета документов: «Замечания и предложения Восточного министерства по «Генеральному плану «Ост». Однако, в последующие годы были обнаружены и другие документы, относившиеся к этому плану. Они взаимно ссылались друг на друга, позволяя составить более-мене целостную картину «прекрасного нового мира» по-немецки.
План был «живым» документом: он постоянно видоизменялся и корректировался. Немецкие чиновники вносили свои предложения, руководство их рассматривало или отвергало. В общем – обычный бюрократический процесс, но, за одним исключением: речь в нем шла об уничтожении и переселении миллионов человек.
Первыми под каток немецкой колонизации должны были попасть поляки. Отдадим должное соседнему славянскому народу: нацисты не считали, что поляки смирятся с участью прислуги Германии. Если жителей прибалтийских стран еще планировалось использовать в качестве надсмотрщиков над порабощенными славянскими народами, то полякам, по расчетам нацистов такую работу поручать было нельзя. Оставлять их на оккупированной территории уже в тылу тоже считалось не очень правильным. Практичные немцы подумали над «окончательным» решением польского вопроса, но здравый смысл все-таки победил и немецкие чиновники решили, что тотальная ликвидация поляков ляжет тяжелым бременем на совесть немецкой нации (в отношении евреев, по всей видимости, таких душевных терзаний не было). В итоге нацисты начали подумывать о высылке поляков куда-нибудь в Южную Америку.
Для русских, украинцев и белорусов поездка в Бразилию не планировалась. Нам была уготована Сибирь. В покоренной европейской части СССР должно было остаться 25-35 процентов населения. Даже из числа прибалтийских народов в местах исконного проживания должна была остаться только половина. К июню 1942 года планы поменялись и большая часть планировавшихся к ссылке людей должна была быть принудительно перемещена на «колхозные земли», где и должна была планомерно сокращать свою численность. Крупные города при этом нацисты желали ликвидировать совсем.

 


Но все пошло не по плану. Несмотря на огромные «котлы» 1941 года и миллионы пленных – Красная Армия все-таки остановила немцев под Москвой. На оккупированной территории поднялась «дубина народной войны». Германия собралась с силой и дотянулась до Кавказа и Волги. Но в крупнейшем в мировой истории сражении – Сталинградской битве враг был остановлен, окружен и отброшен назад.
Ценой неимоверных потерь кровавый маховик войны начал раскручиваться в обратном направлении. Советские солдаты толкали землю «от себя, чтобы Солнце взошло на Востоке». Мы учились воевать и бить врага, мы пядь за пядью отгрызали захваченную землю. И каждая пролитая нашим солдатом капля крови сохраняла жизнь нашего соотечественника на оккупированной территории. Бойцы подымались в атаку, бросались на ДОТы, горели в танках и заходили в лобовую атаку на истребителях, чтобы отбить у смерти новую жизнь. Они вырывали из небытия людей, которым суждено было в будущем умереть от голода при «новом порядке», сгореть в крематориях концлагерей, упасть на дно расстрельных рвов.
Наша страна повернула вспять рассчитанный нацистами на века путь «тысячелетнего рейха». С начала 1943 года мы начали отбивать захваченные земли, метр за метром сокращая «жизненное пространство» Германии. Враг не сдавался от боя, «сумрачный тевтонский гений» бросил под Курском в атаку новейшие тяжелые танки, но и их перемололи в металлолом.

 


Следующий, 1944 год Германия на Восточном фронте терпела поражение за поражением. Фашистские армии ломались через колено блестящими стратегическими операциями Красной Армии. Советские танковые дивизии, как нож сквозь масло проходили через немецкую оборону и формировали «котлы», зеркальные тем, в которые попадала РККА в 1941-м.
В июне 1944-го наконец-то открылся Второй фронт. Если до этого на европейском континенте полномасштабное наступление на фашистов вела только Красная Армия, то с 1943 года в Италии, а потом и после высадки в Нормандии, нацистский рейх оказался между молотом и наковальней. Дни его были сочтены, но сдаваться без боя они не собирались.

 


Мы вышли на границу, но не остановились на ней. В списке советских наград появились медали за взятие и освобождение городов Европы. Апофеоз сражений на советско-германском фронте – Берлинская стратегическая наступательная операция до сих пор оценивается экспертами как эталон межвидового взаимодействия. Красная Армия пробила глубоко эшелонированную немецкую оборону, отсекла Берлин от оставшихся фашистских группировок и в сравнительно короткое время, без стратегических бомбардировок разгромила гарнизон немецкой столицы.
Германия пала, руководители рейха нашли свой бесславный конец: кто от яда, кто на виселице в Нюрнберге. Одним из пунктов обвинения международного трибунала был тот самый «Генеральный план «Ост».
Именно за то, что бы этот чудовищный план остался только пожелтевшей бумажкой, чтобы историки оценивали «возможные перспективы его выполнения», а не считали фактические трупы и бились советские люди. Мы бились со страшным, злым и умелым врагом, мы не жалели себя, мы спасали своих близких. Мы сражались даже без явных шансов на успех, просто на иррациональном желании жить и жить свободными…
И все-таки мы победили!

Теги:

Похожие статьи



    Вернуться в раздел