Новички

О "дрищах" и "покемонах"

О

Здравствуйте, коллеги!

Вы читаете вторую статью из цикла, посвящённого страйкболу. Предыдущий материал ставил своей задачей рассказать о страйкболе тем, кто с ним не знаком. Что это такое, кто такие страйкболисты, и чем они отличаются от уже знакомых всем пэйнтболистов и так далее. Тем, кто со страйкболом не знаком вообще, я настоятельно рекомендую вернуться и потратить своё

время на предварительное ознакомление. Иначе, в ходе ознакомления с данным материалом у вас неизбежно возникнут вопросы, ответы на которые вы можете получить именно там. В ходе написания предыдущей статьи я не старался вдаваться в детали излишне глубоко и описывать, что представляет собой современный российский Страйкбол как особая субкультура (а так оно и есть), поскольку предмет исследования (как серьёзно!) достаточно объёмен, и я уже тогда планировал посвятить этому отдельный материал. Данная статья носит более дискуссионный характер, поскольку в ней затронут ряд достаточно сложных вопросов, к однозначным ответам на которые российское страйкбольное сообщество пока ещё не пришло. Насколько это возможно, я постарался, чтобы текст получился непредвзятым, написанным как бы от лица постороннего наблюдателя.

   Итак, начнём!

Как я уже объяснял в своей первой статье, Страйкбол – это игра не коммерческая, а «народная». Это означает, что инициатива этого времяпровождения идёт не «сверху», от фирм – организаторов игр, а «снизу», от людей, увлекающихся этим видом хобби. Кроме того, в этой же статье я упоминал, что Страйкбол – это игра командная, одиночкам там делать, в общем-то, нечего.

   Как образуются команды? Очень просто, это происходит, когда несколько человек собираются и решают, что им хочется играть вместе не эпизодически, а постоянно и, самое главное, играть на одной стороне. Итак, у нас есть «актив». Теперь дело за малым. Для того, чтобы команда была именно командой, а не сборищем партизан, необходимо выбрать единый вид командного обмундирования и снаряжения (а иногда и единый вид вооружения). Это является ключевым вопросом. Далее будет понятно почему. Дальнейший путь любой команды достаточно прост. Она становится или «реконструкторской» или… просто командой. Назовём эту вторую категорию «стрелками». В чём разница, я полагаю, вы уже понимаете.

   Если всё предельно упростить, то под «реконструкторами» имеют в виду энтузиастов, стремящихся выглядеть максимально похоже на реально существующие воинские подразделения, взятые ими за образец. Степень детализации выбранного «образа» определяют два понятия: «моделирование» и «реконструкция». Под «реконструкцией» понимается максимально подробное соответствие во всех деталях формы и снаряжения. На практике это означает, что к использованию допускается только то, что реально используется их прототипом. И никак иначе. Если оригинал достать невозможно или он стоит необоснованно дорого, то к использованию допускаются правильные «реплики», то есть коммерческие копии максимально похожие по внешнему виду на оригинал. Под «моделированием» понимают всё то же самое, но с менее строгим отношением к деталям, скорее стараются достигнуть некоего «собирательного образа». Если же команда решает, что она не хочет тратить большую часть своих денег на правильную форму «подворотничка, подшиваемого на воротничок», а желает просто много и красиво воевать, то она просто единообразно экипируется и приступает к делу! Больше про «стрелков», в общем-то, много рассказывать и нечего. Играют себе ребята, получают свою долю адреналина!

Что можно сказать про реконструкторов? Прежде всего, что у них всё «не как у обычных людей»! Их путь «нелёгок и тернист». И это далеко не преувеличение, а суровая правда жизни. Что такое реконструкция для «непосвящённых»? Со стороны это выглядит как желание взрослых дядек «одеться под спецназ, который я вчера в кино видел». А для тех, кто участвует в процессе – это, в общем-то, далеко не на первом месте. Главное – это… особое состояние души! У каждого свой путь, который привёл его в это сообщество. Вам вряд ли кто сможет дать чёткий ответ на вопрос, почему именно он этим занимается. Прежде всего, это зависит от ответа на другой вопрос - что именно вы хотите от страйкбола? Реконструкция – это для тех, кому «просто войны» явно недостаточно. Для тех, кому не хватает чего-то очень важного, какой-то цементирующей «идеи» или «образа», вокруг которого всё вертится.

Настоящая реконструкция состоит из двух компонентов – особого внутреннего состояния и его внешнего проявления. Внутреннее состояние – это попытка почувствовать себя «в шкуре» именно тех парней, которым ты подражаешь, о которых ты читал, о ком смотрел фильмы. А правильная форма одежды, снаряжения и оружия – это лишь механизм для более глубокого погружения в выбранный образ.

С чего всё начинается? Очень просто: со статей в Интернете, коротких видеороликов на Youtube или по телевизору. С тех же фильмов, наконец. И вот вам уже хочется узнать об этих солдатах больше. Вы начинаете собирать материалы, работать со старыми фотографиями, искать специальные фильмы или книги. И через некоторое время ты уже отождествляешь себя с этими героями, и начинаешь спрашивать себя: а я бы смог это? А чтобы я чувствовал, если бы был на их месте?

Когда этот «механизм» запущен, начинается очень интересный этап более серьёзной работы по сбору информации о выбранном подразделении. Обычно на это уходит не один месяц. А далее ты лишь глубже и глубже погружаешься в «тему». Ведь в этом деле так много деталей… узнать обо всём, интересующем тебя, в одном источнике практически невозможно. Особенно тяжело, если Вас угораздило заинтересоваться военными страны, языка которой вы не знаете. Тогда вам придётся восстанавливать общую картинку буквально по крохам. Надо сразу пояснить, что «реконструкционная» составляющая на сам процесс страйкбольной «войны» влияет сравнительно

мало. От того, что ты назовёшься и экипируешься как американская Дельта или ЦСН ФСБ, «воевать» ты явно лучше не станешь. Это просто форма экипировки и некая «идея» в мыслях тех, кто привязывает себя к какому-то боевому подразделению. Не более того.

   Бывает даже хуже. Чрезмерное «погружение» в тематику приводит к тому, что сам Страйкбол начинает восприниматься как какое-то недоразумение и источник сплошных разочарований! Лично у меня на определённом этапе было именно так. Представьте. В течение какого-то довольно короткого времени, месяца три-четыре, вы залпом, одну за другой, на английском языке, как завтрак, проглотили три документальных книги, написанных о многих годах своей службы ветеранами британских «коммандос» SAS, затем после них, на обед, сразу две другие,

написанные их «коллегами по цеху» - спецназу британского ВМФ – SBS, потом, как полдник, книгу человека, служившего в американских морских котиках (Navy SEALs), а затем, на ужин воспоминания бывшего оперативника израильского Дувдеван. А в перерыве между прочтением вышеперечисленного, смотрели множество отличных документальных фильмов о всевозможных спецподразделениях со всего мира, искали информацию о самых громких спецоперациях последнего века и шерстили руководства о тактике действий лёгкой пехоты.Что с вами после этого будет? Если вы человек впечатлительный, то через эти три-четыре месяца такого «погружения» вы наполовину уйдёте в «другое измерение». Вы будете на автомате жить своей обычной жизнью, следовать заведённому ранее графику. Но внутри всё измениться кардинальным образом. Образы прочитанного и просмотренного будут постоянно вертеться перед глазами. Более того, поскольку вы читали не художественную литературу и смотрели не художественные фильмы, а написанное и снятое из «реальной жизни», у вас появится некое особое ощущение того, как это всё происходит на самом деле. Все солдаты пишут, в принципе, об одном и том же. Поэтому каждая новая книга или фильм – это лишь повторение уже известной и «изученной» дорожки.

   Вновь и вновь вместе с героями вы проходите нечеловечески сложный отбор в выбранное вами подразделение. Чувствуете усталость, холод, постоянную боль, ботинки, хлюпающие от собственной крови из растёртых в лохмотья ног, постоянное недосыпание… и при этом ни одного не то что доброго, а хотя бы ободряющего слова. Потом процесс учёбы, освоение тяжёлой и жёсткой науки побеждать. Совершенствование работы с оружием, работа с картами,планирование миссий, drills, парашютная подготовка и выброска из подводных лодок. И, наконец, отправка в «командировку». Первый бой – растерянность, порой лунатические действия, кровь, а затем, самое главное, ощущение того, что ты, в конце концов, просто остался ЖИТЬ. И понимание того, что за красивой приставкой «СПЕЦ» скрываются обычные люди - солдаты, делающие тяжёлую, грязную и изматывающую работу.

   Короче говоря, у тех, кто не просто так одел понравившуюся ему форму, а потрудился изучить всё то, что за ней стоит, через какое-то время появляется сложно передаваемое ощущение того, как «война» должна происходить, именно с точки зрения тех, кто бывал на ней не раз.

А потом, погружённый во всё это, вы едите на страйкбольную Игру. А там… как обычно: череда бессмысленных стычек, пару раз посещение «мертвятника», «воскрешение», один-два больших штурма, и вот, солнце уже садится. Все жмут друг другу руки и собираются по машинам. Война окончена, завтра понедельник, и все как обычно идут на работу. Как… и это всё?

   Возникает какое-то чувство глубочайшего разочарования. То, что у тебя внутри в голове и «просто страйкбол» настолько отличаются друг от друга… как небо и земля. Их разделяет просто пропасть! И что после этого делать? Ничего. Надо просто понять, что от страйкбола не стоит ожидать большего, чем он может дать. В конце-концов, это просто игра. Не более того.

   Я сделал такое большое отступление для того, чтобы вы могли понять, что чувствует внутри себя настоящий реконструктор и ради чего ему «стоит ломать копья».

   Любой из нас – немного романтик в душе, пусть даже не сразу заметно. Но реальные шаги по моделированию того или иного подразделения сразу сталкиваются с «грубой реальностью»нашейжизни. Сложностей на этом пути вас ожидает масса. В первую очередь, если вы хотите моделировать иностранцев, то заранее приготовьтесь к тому, что в России вы не сможете купить даже минимум экипировки. Почти всё придётся заказывать из-за границы со всеми сопряженными последствиями. Зачастую, индивидуальная экипировка даже при наличии необходимых финансовых ресурсов растягивается на месяцы. Цена вопроса также может быть крайне высока. Проще говоря, чтобы выглядеть достойно, нужно потратить достаточно много денег.

   Но это не самое неприятное. Главное – это то, за что вы платите Ваши деньги, и на что тратите своё время. Если вы реконструктор, то вы вынуждены платить, прежде всего, за «внешний вид», а не за удобство, функционал и так далее. Вы покупаете, не то, что нравится, а то, что «положено по штату». И никого не волнует, что вам хочется, и что нет. Или что у вас на это нет денег. Заменить оригинал на реплику? А если такая реплика не выпускается? Что тогда? ...

   А настоящая военная экипировка – вещь достаточно специфическая. Рассчитанная на реальные боевые действия и нагрузки, которые в разы перекрывают страйкбольные требования, она, как правило, и более качественная, и потомугораздо более дорогая. И далеко не факт, что «настоящие военные» вещи будут более удобными, чем в разы более дешёвые коммерческие аналоги, предназначенные специально для «игрового» использования. Если вы реконструктор, то первое с чем вы должны будете смириться, это с тем, что вы будете платить втридорога за «картинку», то есть за то, что вам реально для игры не так уж и нужно. Надо именно это и точка.

   И что теперь? Смотреть с тоской на «стрелков», которые покупают то, что нравится именно им? Не стоит. Любой порядочный реконструктор скажет вам, чего нет у любого самого распрекрасного «левого» снаряжения. Ему не хватает одного. Самого главного. У него НЕТ ДУШИ. Я это серьёзно.

   Что-то мы долго говорили об очень сложных и умных вещах. Давайте немного юмора. Поговорим о страйкбольном слэнге. Кто такие «дрищи» и «покемоны»?

           Начнём с «дрищей». «Дрищи» - обычные оборванцы от страйкбола. Это те наши «коллеги», которые привод в руки взяли, а хотя бы минимально экипироваться время не нашли. Можно сказать, воплощение антивоенного разгильдяйства во внешнем виде. Любой уважающий себя страйкболист на такое посмотрит и…. если не прокомментирует, так что-то «весёлое» подумает! Все отлично понимают, что у всех разные финансовые возможности. Кто-то из США будет настоящий шлем MICH вести за USD 700, а кому-то в студенческом общежитии на еду денег не хватает. Но… всегда можно быть хотя бы минимально аккуратным! По факту, не новая, но опрятная и единообразная форма и соответствующее прочее снаряжение не так уж дорого и стоят. Нет денег на иностранное, купите российскую «Флору» и разгруз в «Сплаве» или ССО. Тем более, что это всегда можно купить и со вторых рук. Может тогда дело в отсутствии самоуважения?

   Есть и другой очень важный момент, почему «дрищи» так часто могут вызывать… скажем так, лёгкий оттенок грусти. Страйкбол – игра, ставящая своей целью максимально погрузить игрока в атмосферу реальных боевых действий. И потому хорошо экипированные и антуражные «братья по оружию» и «враги» помогают тебе сильнее ощутить это погружение. А вот вид оборванцев с оружием сразу же всё портит и вызывает в тебе ощущение, что это обман. Подсознание молниеносно говорит: «Не верю!». Поэтому с хорошо экипированной командой (при условии её адекватности, конечно) играть всегда интереснее и приятнее!

   А кто такие «покемоны»?

Этим термином обычно называют две категории игроков. Во-первых, так шутливо могут называть «стрелков», то есть тех, кто никого не реконструирует и не моделирует. В этом случае это не носит негативной составляющей. Эти ребята являются «покемонами» вполне «идейно». Немало старых и очень уважаемых в российском страйкболе команд никого не моделируют и просто играют в Страйкбол в своё удовольствие.

Но существует и другая, основная, насмешливо-презрительная форма этого слова – для тех, кто пытается усидеть сразу на двух стульях. И назваться каким-нибудь крутым и реально существующим «спецназом», и … не сильно себя утруждать себя соответствием пресловутого внешнего облика – взять оружие которое есть, одеть форму, неважно какого покроя, главное, что в цвете «своей» страны, купить разгруз, на который денег хватило. И при этом с пеной у рта называть себя очередным «суперспецназом».

Согласитесь, это смотрится весьма печально… Поэтому (я вынужден вернуться к тому, о чём уже говорил), перед тем как принимать решение о моделировании какого-либо реально существующего воинского подразделения, всегда имеет смысл потратить месяц-два на ознакомление с его историей, структурой, вооружением и экипировкой. Я не преувеличиваю. Не один вечер в Интернете, а именно то время, которое реально необходимо, чтобы изучить вопрос и получить хотя бы базовые знания о предмете. Возможно, стоит узнать у своих знакомых и на профильных форумах в интернете, есть ли «специалисты», которые уже занимались данной темой. Пообщавшись с ними, вы сэкономите немало времени. Кроме того, обязательно стоит выяснить, где и как можно приобрести экипировку и сколько это будет стоить. И лишь получив ответы на большинство интересующих Вас вопросов, стоит ещё раз сесть, подумать, реально рассчитать свои силы (и финансовые возможности) и ещё раз задать себе этот вопрос – потяните ли Вы это или нет?

   Представьте, утро на рыбалке. Подходит один рыбак к другому и говорит: «Слушай, ты больше в этой красной куртке сюда рыбачить не ходи! Все знают, что в красной куртке – это я, дядя Петя. Все меня знают и уважают. А то вдруг ты плохо себя вести будешь, всем нагрубишь, а на меня подумают!»

Смешно, да? А вот страйкболистам не смешно. Они сразу поняли, о чём сейчас будет разговор.

Для начинающих игроков, я хочу упомянуть о такой немаловажной детали как «Правообладание» на ту или иную   расцветку камуфляжа. Что это значит?

   «Правообладание» на ту или иную камуфляжную расцветку означает, что вы не можете просто так одеться в тот или иной понравившийся вам камуфляж. Необходимо получить на это разрешение от той команды, которая первая начала его использовать. Без такого получения одобрения вы не сможете использовать его на подавляющем большинстве больших официальных игр.

   На первый взгляд, это кажется как минимум странным. Большинство новичков такая постановка вопроса вообще ставит в тупик. Почему я должен просить разрешения у кого-то, кто ничем не отличается от меня и вся заслуга кого состоит лишь в том, что он начал играть в Страйкбол в этом камуфляже до тебя?

   Но, не спешите с комментариями. На это есть свои причины. В своей предыдущей статье я упоминал, что самые главные особенности, предъявляемые страйкболом к игрокам – это всё-таки потенциально травмоопасное занятие. Именно поэтому в этой игре так важна репутация как каждой конкретной команды, так и лично каждого страйкболиста. Стоит вам её потерять, как с вами никто не захочет иметь дело.

   Было время, когда страйкболистов было мало, и большинство из них знали друг друга практически в лицо. Так до сих пор происходит в небольших российских городах, где не все могут позволить себе такой дорогой вид отдыха. Каждая команда могла спокойно выбрать себе как любой вид камуфляжа, так и любое подразделение как объект моделирования. Страйкболистов было не много и выбор был широк. И все знали, что американский «вудланд» носят одни, германский «флек» другие, а русскую «горку» третьи. И никаких вопросов ни у кого не было. Но потом круг любителей страйкбола стал расширяться, причём в последние годы просто лавинообразным образом. И тут появились вопросы. Как я уже говорил, в страйкбольной тусовке все более-менее знают если не самих игроков, то по крайней мере командную расцветку камуфляжей. И потому любая несознанка или неадекватность игрока в какой-то специфичной расцветке камуфляжа может быть запросто приписана команде, которая по общему мнению использует данную расцветку как свою основную. Именно поэтому и возникло требование к согласованию использования любого камуфляжа у тех, кто начал использовать его ранее. Данная мера носит как чисто информационную функцию (игроки точно знают, кто ещё использует «в поле» камуфляж аналогичный их собственному), так и ограждает от незаслуженной потери репутации, поскольку обычно право использования камуфляжа даётся только после ряда «тестовых» игр, на которых есть возможность убедиться в том, что твой камуфляж будет использован адекватными людьми.

   В общем, вопрос спорный, но это просто стоит принять как данность. В настоящий момент, практика именно такова.

   Примерно та же логика присутствует и при ограничении выбора тематики моделирования для реконструкторских команд. Как правило, реконструкторские команды называют себя так же, как именуется реально существующее воинское подразделение. В этом случае если бы две команды взяли бы один и тот же объект моделирования, то неизбежно возникли бы ситуации, когда «в поле» возникла бы неразбериха. Вы какой «Спецназ ГРУ» имеете в виду? Тот где командир Миша или тот, где Вася? И так далее.

Вроде бы всё логично и понятно, но «дьявол в мелочах». Если вы не имеете реконструкторских претензий, то вам достаточно выбрать любой «свободный» вид камуфляжа или тот, на который вам быстрее всего дадут разрешение, а затем просто играть в своё удовольствие. А что делать тем, у кого свет клином сошёлся на каком-то конкретном подразделении? Вот тут-то и начинаются вопросы.

   Наверное, не стоит объяснять, почему почти все любители реконструкции начали с всевозможных «спецназов». Почему?

Во-первых, это банально более интересно, чем отыгрывать простую пехоту. Если уж взрослые дядьки играют «в войнушку», то наверное, им хочется отжигать по полной, играя в «тех самых» парней, которых они вчера видели по телевизору.

   Есть и другая причина. Как это ни странно, но экипироваться под «спецназ», причём не важно какой страны, сейчас стало на порядок проще, чем под обычную пехоту. Большинство обычных пехотных подразделений носит чёткий единообразный набор снаряжения, который порой бывает не так уж и просто достать. Оно производится по разовым спецзаказам министерств обороны соответствующих стран, по закрытым каналам идёт на военные склады, а зачастую вообще недоступно для гражданских в принципе. Возможно, вы сможете купить себе какие-то разовые вещи на том же eBay, но однотипно экипировать команду станет вопросом не из самых простых. Не верите? Попробуйте приобрести форму Сил Самообороны Японии, например.

У всевозможных «спецов», в связи со спецификой их работы, всегда есть определённые послабления. Для разных целей им требуется разная экипировка, в том числе та, которая не закупается для армии в массовом порядке и потому подлежащая покупке у коммерческих производителей. Например, к настоящему моменту спецподразделения большинства стран НАТО используют практически однотипное снаряжение, закупаемое, как правило, у ряда известных коммерческих производителей, доступных и для гражданских лиц. Таким образом, для тех, кто моделирует «спецов» выбор экипировки и возможность заказа необходимого снаряжения на порядок шире. Вопрос лишь в цене вопроса.

   Так или иначе, в том числе по вышеуказанным причинам, к настоящему моменту как модель реконструкции заняты абсолютно ВСЕ «спецназы» не только основных воюющих стран, таких как Россия, США, Великобритания и Германия, но и почти всех остальных, даже таких как Норвегия и Польша! Наверное, скоро очередь за Латинской Америкой и Африкой!

   А теперь представьте, что Вы идейный поклонник тех самых подразделений с международной известностью, которые на слуху больше всех? Конкретные имена называть не буду во избежание последующих «разговоров», ведь у каждого из них уже есть наш московский «аналог» (вдруг обидятся)! Что тогда? Тогда Вам остаётся только посочувствовать. Как показывает опыт тех, кто

пытался «договориться», шансов называться именно этим именем в российском страйкболе у вас не много. И дело даже не в том, «достойны» ли Вы так называться по каким-то либо критериям, знаете ли Вы эту «тему» глубоко или нет. Всё гораздо банальнее. С очень большой долей вероятности, всё сведётся к тому, что «Мы начали эту тему первыми и больше никто кроме нас не имеет права так называться». Вот и всё.

Теперь следует логичный вопрос – что будет с теми, кто оденет «несогласованный» вид камуфляжа или назовётся уже занятым именем? С одной стороны, ничего за это не будет, поскольку Страйкбол – это всего лишь игра. Но, всевозможные мелкиенеприятности вас не минуют. Начиная от ритуального поношения на основных страйкбольных Интернет конференциях и заканчивая вставлением Вам палок в колёса в организационных вопросах. Суть и самое главное удовольствие от страйкбола – это участие в больших играх. Организаторами этих игр в подавляющем большинстве являются бывшие и действующие страйкболисты, участвовавшие в этом движении с момента его возникновения и отлично знающие друг друга, таких же «старичков» как и они сами. Поверьте, если вы серьёзно повздорите с кем-то из «дедушек», то вас могут в той или иной форме «наказать», как правило, лишить доступа к самому интересному - большим Играм.

Что делать в этой ситуации? Существует несколько вариантов решения данной проблемы.

   Во-первых, вы можете банально не связываться со скандалистами и найти другую незанятую тему для реконструкции или камуфляж. Спокойных и уравновешенных людей, понимающих, что это просто игра, в страйкболе достаточно.

Во-вторых, можно сохранить саму идею вашей реконструкции, но отказаться от соответствующего имени профильного подразделения в названии команды. К примеру, вы хотели бы моделировать уже занятый кем-то «Спецназ ABC». Договориться с командой «правообладателем» данной тематики вам не удалось. Но вам никто не сможет помешать в частном порядке продолжать изучать данную тему, одеться и экипироваться соответствующим образом. Просто назовитесь для официальных игр каким-либо отвлечённым названием, например «Боевыми Бурундуками» или «Вестниками Апокалипсиса». На процесс моделирования и «ощущения себя в шкуре тех парней» это не оказывает ровно никакого влияния, а от кучи «политических» проблем Вас избавит. Вы то сами знаете, «кто вы на самом деле»!

И последний - и самый тяжёлый вариант. Упорно стоять на своём, терпеть любые лишения, невзгоды и тяготы. Как гласит девиз британских SAS «Кто смел – тот побеждает!» («Who Dares Wins»)!

В заключение, хочется сказать ещё несколько слов о крайне «спорных» темах в рамках реконструкции (моделировании), возникающих в процессе изучения практической стороны военного дела гражданскими энтузиастами в рамках страйкбола. Сразу хочу оговориться, что всё сказанное ниже относится, в первую очередь, к реконструкторам всевозможных западных военных подразделений.

   Когда мы говорим о реконструкции, что для нас более первично, «образ», запечатлённый на фото или реальная, практическая сторона военного дела? Что более первично и, самое главное, чему стоит следовать? Вопрос этот далеко не праздный, поскольку ведёт нас к ответу, что же такое «правильная» страйкбольная реконструкция.

   Начнём с того, как обычно берётся образец для реконструкции (моделирования)? В большинстве случаев, основной источник получения информации – это фотографии. Иногда удаётся раздобыть и более конкретные данные, как правило, из Интернета.

   При этом для моделирования берётся какой-либо наиболее часто встречающийся образ, который потом тиражируется в виде закупаемого обмундирования, снаряжения и вооружения.

С точки зрения соответствия конкретной фотографии – да, всё «правильно». Вы оделись и снарядились в то, что реально использует ваш «прототип». Выглядите так, как «они». Всё хорошо? Или что-то осталось за кадром?

   Для простоты возьмём конкретный пример. Я беру его лишь потому, что он наиболее ярко бросается в глаза. Суть не в конкретном примере, а в общей логике процесса.

   Все, кто хоть немного интересуется военными новостями из Ирака и Афганистана, наверняка помнят стандартный собирательный образ бойца американских «Special Forces». Обязательный штурмовой жилет (бронежилет с креплением на нём подсумков системой Molle), шлем MICH (иногда с обрезанными «ушами» или вообще без них), наушники, на спине тактический рюкзак, карабин с множеством «наворотов» (модные приклады, целеуказатели, новейшие прицелы, тактические рукоятки и фонари) и так далее. А что если мы оденемся и экипируемся соответствующим образом (оставляя «за кадром» стоимость всей этой «прелести»)? Во-первых, это будет очень эффектно! Как приятно на себя посмотреть! И соответствует фотографиям! И «попадание в образ» будет стопроцентное! И экипироваться так сейчас совсем не сложно, ведь на подобную экипировку (благодаря пресловутым фото и видео из горячих точек) большой спрос, и поэтому её выпускают все кому не лень.

Только вот потом, попав на дневную игру в лес, возникнет масса вопросов. То тактические наушники как-то неправильно себя ведут: то «слышишь кучу посторонних звуков, даже как муравьи ползают», а потом «в голове вдруг возникают голоса», а в заключение вообще «уши потеют, и вообще к концу дня голова начинает болеть». То «вдруг» выясняется, что в полностью   загруженном «штурмовом жилете» целый день носиться по полигону и ползать на брюхе под вражеским огнём как-то крайне утомительно и вообще не вполне удобно. И в трекинговые ботинки, которые были видны на «спецовских» фото (вместо стандартных армейских берцев), почему-то сверху накапала вода с кустарника и деревьев и они промокли сверху, а не «с низу и боков», и потому никакой GORE-TEX не помог. В чем же дело? Может физкультурой надо было больше заниматься, чтоб лучше бегалось (в настоящих спецназах-то «суперлюди»)? Или не обращать внимание на «тяготы и лишения» семичасовой «паркетной» игры?

Или ещё что-то осталось за кадром? Ведь одевались и снаряжались-то по «правильным» фотографиям. «Спецы» ведь не дураки! В чём же дело?

Пытаясь ответить на этот вопрос, мы должны плавно перейти к другому, который, на самом деле, является ГЛАВНЫМ - ДЛЯ ЧЕГО и ПОЧЕМУ на том или ином солдате надет ИМЕННО ЭТОТ вид снаряжения? Таким образом, мы уходим в сторону от моделирования «по фотографии» и пытаемся начать рассуждать как лица, стремящиеся хоть немного понять логику настоящих военных профессионалов.

   Совершенно очевидно, что настоящий военный подбирал бы свою экипировку под конкретные задачи на соответствующем театре боевых действий. И потому набор снаряжения для разведывательного рейда в восточноевропейском лесу, афганских горах и городского штурма был бы принципиально различным.Таким образом, когда мы видим очередное фото, всегда имеет смысл задуматься, ПОЧЕМУ было выбрано именно это снаряжение.

   После всего вышесказанного, первое, что приходит в голову начинающему «профи», это желание задать себе вопрос, что твой «прототип» одел бы и во что снарядился бы, если бы попал с заданием к нам, или «почти к нам», в восточно-европейские леса. Но… в этих вопросах и ответах на них явно сидит большая доля условности, поскольку точного ответа на него мы никогда не узнаем и доказательств «правильности» мы не увидим. Фотографий-то нет!

   Кроме того, если выбрать всё «правильное» для нашей лесной полосы, то велика вероятность того, что от исходного «фотографического» образа не останется ничего вообще! Тогда кого моделируем-то? Как «то, что получилось» будет связано с «теми», кто стоит как образец? На кого похожими хотели быть?

Более того, начав собирать снаряжение «подходящее для конкретных условий» можно вообще постепенно оторваться от реконструкции – ведь «удобство и соответствие» - это логика именно всевозможных «просто стрелковых» команд.

   Как же так? Моделируем «спецназ», а в итоге получается, что «по-спецназовски» мыслим не мы, а те самые, которые «покемоны»?

   Ну как? Не передумали реконструкцией заниматься?

   Никак нет! Носим то, что положено «по фотографии» и втайне мучаемся от несоответствия тому, что было бы целесообразно практически. А делать нечего! И «рыбку съесть, и на люстре покататься» не получится! Либо одно – либо другое!

Кроме того, не забывайте, что и военные фото бывают разными. Есть постановочные, где всё снаряжение подбирается исключительно с целью произвести впечатление на зрителя, и есть реальные боевые, покрытые потом и грязью. Так что же нам делать? Как моделировать? Как начинающие «профи» или как эстеты от «Military Photoes»? Или стараться находить «правильные» компромиссы (что большинство и делает)?

   Ответа на этот вопрос нет. Да это и не важно, по сути. Ведь Страйкбол – это не настоящая война, а всего лишь Игра. И нам не нужно подбирать себе снаряжение так, как это делают те, кому приходится платить за ошибки своей кровью. Для большинства из нас – это всего лишь попытка на некоторое время перевоплотиться в кого-то другого. А если так, то какое значение имеет то, что реально на тебе надето? То, что одел бы в этой ситуации настоящий солдат или то, что ты видел на картинке в Интернете? Ведь восемьдесят процентов удовольствия от страйкбола – это не факт того, что «все умерли, а я остался жив», а скорее общий мальчишеский кайф от всего происходящего!

   В заключение, хочу привести фразу одного своего знакомого, которая очень понравилась мне своей ёмкостью: «..Игры, насколько бы к ним серьезно не относились, остаются всего лишь играми. Игрушечные ружья - игрушечными ружьями… а Реконструкция - это прежде всего удовольствие от себя любимого. Реконструируя ты лишь воссоздаешь понравившийся тебе образ… так зачем же его портить?».

С этим сложно не согласиться. И сложно сказать по этому поводу что-то больше. Страйкбол ведь не война, и мы при любом исходе ожесточённых баталий улыбнёмся, вдохнём воздух полной грудью и пойдём дальше, навстречу новым впечатлениям, кем бы мы ни были - реконструкторами, «покемонами» или даже «дрищами»!

Автор: Александр "Саймон" Семёнов

Первая часть статьи здесь: http://alex-v-semyonov.livejournal.com/684.html

Похожие статьи



    Вернуться в раздел