Воен. справка. В помощь страйкболисту

ВЫМПЕЛ брат АЛЬФЫ

ВЫМПЕЛ брат АЛЬФЫ

Сейчас наследники легендарных подразделений КГБ СССР «Альфа» и «Вымпел» носят скромное наименования управлений «А» и «В» Центра специального назначения ФСБ России.

Уже на протяжении нескольких десятков лет профессиональные бойцы этих элитных групп спецназа решают задачи высочайшей сложности, берегут покой страны и ее граждан. Во все времен существования группы «Вымпел» (а в ее истории бвло немало трагических и грустных страниц главное ее богатство составляли люди, которые с полной отдачей выполняли свой долг перед Родиной, порою не щадя своего здоровья и самой жизни. История группы во многом повторяет новейшую историю нашей страны, со всеми ее взлетами и падениями и, как настоящее россияне – бойцы группы никогда не теряли чувства собственного достоинства, не забывали о своей чести офицеров.

У 1950-м годам Советский Союз ликвидировал все подразделения специального назначения, остававшиеся в штате после войны. Условно к спецназу органов безопасности можно было отнести только офицерскую часть, состоящую в распоряжении коменданта Московского Кремля. Однако боевые действия в Афганистане показали, что без штатных подразделений спецназа Комитет госбезопасности не способен эффективно выполнять поставленные задачи. В начале афганской войны комплектование подразделений КГБ «Каскад» и «Зенит» осуществлялось штатными офицерами КГБ, проходившими регулярную переподготовку по силовому профилю. Штатным силовым подразделением госбезопасности на начало 1980-х являлась лишь группа «А», однако ее основным предназначением являлась антитеррористическая борьба, освобождение заложников и захваченных транспортных средств.

В начале афганских событий сложная силовая операция – захват кабульского дворца лидера Афганистана Амина был проведен откомандированным подразделением группы «А», получившим кодовое наименование «Гром» и сборными отрядами офицеров госбезопасности. Разбор проведенной операции показал, что в КГБ СССР назрела необходимость создания силового подразделения, предназначенного для проведения «острых» операций, в том числе и за рубежом. В конце декабря 1979 года руководитель направления нелегальной разведки генерал Юрий Дроздов доложил Юрию Андропову об итогах штурма кабульского дворца и обратился с предложением о формировании специального силового подразделения госбезопасности. Следующий раз с аналогичным, более тщательно проработанным проектом Дроздов обратился к председателю КГБ в середине января 1980 года. На доработку и согласование первоначального проекта ушел год. Окончательное решение о создании в КГБ СССР разведывательно-диверсионного подразделения было принято на совместном заседании Политбюро и советского Совмина, состоявшегося 19 августа 1981 года. Основной задачей вновь создаваемого подразделения обозначалось проведение разведывательных и силовых операций за рубежом в «особый» период. После принятия решения на высшем уровне Юрий Андропов предал генералу Дроздову пакет документов и пожелал ему создать подразделение, равного которому не будет во всем мире. Новая группа получила кодовое наименование «Вымпел».

Предшественником «Вымпела» стал сводный офицерский штурмовой отряд КГБ «Зенит». Он формировался из состава бригады особого назначения, состоящей при Первом Главном управлении КГБ (внешняя разведка). Бригада была предназначена для организации разведывательно-диверсионных мероприятий в военный период, не являлась полностью укомплектованной. Комплектовалась она офицерами-резервистами, сотрудниками территориальных подразделений КГБ, которых регулярно собирали для переподготовки на Курсы усовершенствования офицерского состава (КУОС). Для проведения операции в Афганистане из их числа был сформирован сводный отряд «Зенит». Организовывать будущий «Выспел» было поручено Эвальду Григорьевичу Козлову, капитану 1-го ранга. Он уже имел опыт боевых действий в составе «Зенита», за успешное проведение операции по штурму дворца Амина ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Официально подразделение спецназа именовалось «Отдельным учебным центром КГБ СССР», его настоящее название и предназначение было раскрыто только через много лет.

Советская холодная угроза

Основной задачей «Вымпела» стало выполнение особых заданий руководства страны за рубежом. Политическая обстановка начала 1980-х характеризовалась холодной войной между капиталистическими и социалистическими блоками, которые принимали «горячий» вид настоящий боевых действий в региональных конфликтах в странах третьего мира. Кроме проведения специальных операций в таких неспокойных странах со сложной внутриполитической обстановкой, в задачу «Вымпела» входила и подготовка к вероятным боевым действиям на вражеской территории в тылу противника в случае полномасштабного вооруженного конфликта с участием СССР. Приказ на введение в бой отряда «Вымпел» мог отдавать только в письменном виде и только Председателем КГБ СССР. Третьей мировой войны, к счастью, не произошло, поэтому основным полем боя для бойцов «Вымпела» стали региональные конфликты в Латинской Америке, Афганистане, Юго-Восточной Азии и Африке.

«Отец-основатель» «Вымпела» - Юрий Дроздов выбрал для обозначения специализации группы термин «разведчик специального назначения». Первоначально отбор кандидатов производился только среди офицерского состава, при этом кадры подбирались не только из госбезопасности и погранвойск, но и из армейских подразделений: ВДВ, ВВС, ВМФ и сухопутных войск. Кроме того в группе проходили службу и сотрудники нелегальной разведки «засветившиеся» перед иностранными спецслужбами. Проходная планка была очень высокой и в состав группы попадал только один кандидат из десяти. Особые требования предъявлялись не только к здоровью кандидата и его физической подготовке, но и к психологической устойчивость. Специфика предполагаемой работы за рубежом потребовала комплектовать группу офицерами, знающими иностранный язык, а необходимость ведения агентурной работы в тылу противника продиктовала высокие требования к общему образованию: многие бойцы группы имели по 2-3 диплома. Такой разношерстный состав группы привел к курьезу. В «Вымпел» на должность начальника штаба был назначен подполковник из пограничных войск Феликс Матвиевский. Он попытался навести в группе строгий уставной порядок и распорядился о выходе на построения в единообразной военной форме. Первыми начали роптать моряки, отстаивая свое святое право носить черную форму. Ситуация осложнялась тем, что командир группы носи звание капитана 1-го ранга и тоже не желал переодеваться в «зеленое». Свою долю внесли и бывшие сотрудники зарубежной разведки, которые начали интересоваться, в форме какого государства им необходимо являться на построения.

Впоследствии на отдельные должности в группе стали приглашаться и военнослужащие из числа прапорщиков. К тому времени в СССР уже появилась категория военных и сотрудников спецслужб, имеющих реальный опыт боевых действий. Помимо военных, в группу приходили и офицеры из дивизии имени Дзержинского, состоящей во внутренних войсках МВД СССР. Будущие задания группы предполагали работу в любых странах мира, поэтому подготовка велся при разных климатических условиях. Руководство «Вымпела» очень гибко подходило к формированию боевых групп. Разведчик КГБ должен был способен как действовать автономно, так и выполнять боевые задачи в составе подразделения. Даже при действии в одиночку сотрудник группы умел провести самостоятельный сбор и оценку полученной развединформации. Поскольку в условиях холодной войны западные страны не горели желанием передавать СССР свой опыт работы, но для получения «секретов» ряб бойцов группы были внедрены в подразделения спецназначения стран блока НАТО. Не стоит забывать, что Юрий Дроздов, стоящий у истоков формирования «Вымпела» руководил в КГБ нелегальной разведкой.

Однако основным полигоном для обучения бойцов группы в 1980-е являлась война в Афганистане.

Вот одна из достаточно типичных биографий офицера группы «Вымпел». Выпускник военного училища в Полтаве, он проходил службу в группе советских войск в Германии, после чело был переведен на должность командира батареи радиолокационной разведки в Закавказье, обслуживал ракетный комплекс «Круг». В начале 1981 года прошел обучение на курсах подготовки офицеров военной контрразведки в Новосибирске. Срок обучения составлял один год. Непосредственно перед выпуском на курсы приехали «покупатели». Они не афишировали свое прибытие, не носили военную форму и представлялись только по имени и отчеству. «покупатели» провели беседы с несколькими слушателями курсов, после чего уехали. Перед окончанием обучения офицеров распределяли по будущим местам прохождения службы. Однако после того как командование зачитало длинный список распределения, оказалось, что нашего героя там нет. Выпускники разъехались по всему необъятному Советскому Союзу и в группы войск, а нескольким офицерам было выдано предписание явиться в воинскую часть с ничего не значащим номером.

В январе 1982 года группа из 15 свежеиспеченных сотрудников военной контрразведки приехала в Москву. В кадровом аппарате объяснили, что они должны доехать до метро «Измайловский парк», потом добраться до КПП части на автобусе. На входе сотрудников проверили по списками и завели в учебный класс. Ожидание растянулось на несколько дней. За это время группа пополнилась сотрудниками из других учебных заведений (с минских курсов КГБ СССР) и из территориальных подразделений. Контингент был достаточно разношерстный и по занимаемым должностям, по возрасту и по опыту работы. После того как все кандидаты прибыли, им объявили об их зачислении в отдельный учебный центр КГБ СССР. После годовой подготовки офицеру предстояло еще несколько месяцев интенсивных тренировок. Выпускные «работы» курсантов могли иметь такие темы: «Как захватить самолет» или «Как захватить морское судно».

Сформированные группы приступили к учебному процессу. Преподавали специальные дисциплины, изучали опыт работы диверсантов и партизан во время Великой Отечественной войны. Не брезговали и методиками немецкой стороны, тщательно вникали в способы деятельности послевоенного националистического подполья в Прибалтике и на Западной Украине. Изучался и опыт выживания в тылу противника, накопленный за предыдущий период.

Примерно через месяц обучения офицеры поняли, что основным местом их будущей службы станет Афганистан. Впоследствии руководство курсов подтвердило эту догадку.

Кроме того, в группах ходили разговоры, что их основной задачей станет силовая операция по освобождению советских военнопленных. Обучение окончилось в начале апреля 1982 года, из выпускников курсов были сформированы боевые группы, которым были выделены «зоны ответственности» на территории ДРА. Первомай бойцы встречали уже в Кабуле. Этот выпуск отдельного учебного центра стал основой для формирования четвертого состава отряда «Каскад». Через год в 1983 году, после возвращения из Афганистана они и их товарищи из первых трех составов «Каскада» станут штатными сотрудниками Отдельного учебного центра КГБ и именно из них будет сформировано ядро группы «Вымпел».

Боевая практика

Во время афганской войны на территории Афганистана от КГБ СССР работали два оперативно-боевых отряда «Омега» и «Каскад». С начала 1982 года бойцы «Каскада» набирались из сотрудников группы «Вымпел». Боевая практика «Каскада» продолжалась до весны 1983 года, после чего деятельнось по разведке перешла к «Омеге», работавшей в Афганистане до апреля 1984 года. За время ведения боевых одействий личный состав группы получил неоценимых опыт в ведении разведки, проведения боевых операций и диверсий. Отряды делились по территориальному принципу на девять оперативных групп. Центральный аппарат и боевое подразделение дислоцировалось в Кабуле. По слухам отряд, размещенный в афганской столице должен был при необходимости «сменить» руководство Афганистана, как незадолго до этого «сменили» Амина. В период деятельности «Омеги» в ее задачи в основном входило консультирование сотрудников министерства безопасности Афганистана (ХАД). «Каскад» и «Омега» создавали спецнах афганской госбезопасности, проводили с ними совместных операции против повстанцев, вели агентурную работу в стане врага, склоняя некоторых полевых командиров на переход на сторону действующей власти.

Еще накануне ввода советских войск на территории страны были развернуты отряды спецназначения КГБ. Они подготавливали проведение государственного переворота для обеспечения прихода к власти правительства, ориентированного на Советский Союз. Разведчики изучали обстановку, проводили рекогносцировку на местности, составляли схему афганской столицы, готовили пути выдвижения и отхода. Подробнейшая карта Кабула, составленная спецназовцами помогла грамотно спланировать силовую операции. Во время подготовки разведчики попали под «колпак» правительственной афганской контрразведки и Амин потребовал убрать офицеров из страны. Раскрытую сеть заменили сотрудниками «Каскада-2», завершившего подготовку к спецоперации. В декабре 1979 года они вместе с отрядом «Гром», состоящим из бойцов «Альфы» и подразделениями Минобороны СССР провели штурм дворца Амина и захватили стратегически важные объекты в афганской столице.

В дальнейшем бойцы других составов «Каскада» проводили вербовку агентурных источников, обеспечивали свое руководство и службу безопасности Афганистана ценной разведывательной информацией о дислокации и передвижении бандгрупп, принимали непосредственное участие в операциях по ликвидации душманов. Впоследствии было принято решение отказаться от прямой силовой поддержки ХАД и офицеры КГБ сосредоточились на разведывательной и агентурной работе. Офицеры «Каскада» не отличались особым соблюдением устава и крепкой воинской дисциплиной. Один из ветеранов группы вспоминал, что при приеме вооружения у «старого» состава долго не мог свести «дебет с кредитом», в отряде откуда-то появилось масса неучтенного оружия.

Причиной такой смены специализации деятельности стала уникальная подготовка бойцов «Вымпела». Высокий уровень образования, владение иностранными языками давало им возможность планировать и проводить оперативные комбинации, а для силовой поддержки достаточно было армейских специалистов. Главным оружием офицеров КГБ в Афганистане стал интеллект. Так в одном из мест дисклокации отряда, в районе Кандагара соместно с офицерами группы базировались военные советники советской армии, советники афганского министерства безопасности и министерства внутренних дел. Силовую поддержку от советской стороны обеспечивали бойцы спецотряда МВД «Кобальт». При замене состава офицеры передавали вновь прибывшим сотрудникам источников оперативной информации, распределяли зоны и направления ответственности.

Вся разведывательная информация, полученная «шурави» скапливалась у зонального военного советника, обрабатывалась его аппаратом, анализировалась. На основе полученных сведений принимались конкретные решения о проведении силовых операций, включающие в себя широкий спектр действий: отзаброска разведывательно-диверсионных подразделений до нанесения бомбово-штурмовых ударов. Особый упор в районе Кандагара был сделан на перехват караваном, поставлявших мятежникам оружие, боеприпасы и амуницию и соседнего Пакистана. От Кандагара до государственной границы простиралось сто двадцать километров неконтролируемой пустыни. Душманы проявляли исключительную изобретательность и в качестве средств доставки применяли не только вьючных животных, но и японские внедорожники.

Для поддержания авторитета и укрепления доверия бойцы группы выходили на совместные боевые операции с сотрудниками афганской госбезопасности. Только в таком случае сотрудники ХАДа были уверены, что «шурави» действительно поставляют качественную информацию. Кроме того присутствие советских бойцов гарантировало качественную работу артиллерийских и авиационных наводчиков.

Большой проблемой в Афганистане было межведомственное взаимодействие. В стране существовало несколько советских центров силы: военные, дипломаты, сотрудники КГБ, и конечно же партийные функционеры. Не всегда у них получалось договариваться друг с другом и в результате возникали нелепые ситуации, например когда бойцов «Омеги» обвиняли в «шпионаже» на разведывательный отдел 40-й армии.однако впоследствии ситуация развернулась совершенно в обратную сторону: сотрудниками госбезопасности были установлены двое высокопоставленных штабных офицеров 40-й армии, которые передавали информацию в стан врага – Ахмад Шаху Масуду. Штабных осудили и расстреляли, доверие к КГБ в среде военных было восстановлено.

Применялась «вымпеловцами» и продажа душманам «боеприпасов с сюрпризом». Автоматные или пулеметные патроны начинялись вместо пороха взрывчаткой и при попытке производства выстрела происходил взрыв, зачастую уносивший жизнь душмана. Помимо боевиков от каких торговых операций страдали и посредники, так как после взрыва боеприпаса злость мятежники вымещали именно на них.

«Горячо» было не только на караванных тропах, но и в месте постоянной дислокации. В июне 1982 года кандагарский гарнизон оказался оголен в результате проведения масштабной войсковой операции в соседней провинции. Воспользовавшись моментом мятежники напали на советский гарнизон. Бой пришлось вести силами оставшихся в Кандагаре офицеров группы «Каскад», бойцам «Кобальта» и оперативному батальону ХАД. После окончания боевых действий в прессу просочилась информации о том, что совместно с мятежниками нападение осуществляли и бойцы регулярной армии Пакистана. Боевики сконцентрировали на этом направлении около двух рот, однако, понеся тяжелые потери, отступили.

«Вымпеловцы» готовили качественных разведчиков из местных кадров. Так командиром одной из разведгрупп был местный кадр Бадам. Этот оперативник прославился тем, что при проверке в рейсовом автобусе, которую проводили остановившие его «духи» умудрился перессорить между собой бандитов из враждующих кланов. После того, как сторонники Хекматияра расстреляли прямо на остановке сторонников Раббани, Бадамоболжил автомат и положил рядом уже сторонников Хекматияра. Однако, после смены группы Бадам был арестован органами афганской безопасности и впоследствии расстрелян. Инкриминировалось ему вполне уголовное преступление: убийство подозреваемого. Однако в преследовании лиц, сотрудничавших с советской госбезопасностью была и политическая подоплека, поэтому после 1987 года всю ценную агентуру из афганцев КГБ старалось переправлять в Советский Союз.

Положительно оценил полученный опыт и отец-основатель «Вымпела» генерал Юрий Дроздов. Полученные навыки бойцы «Вымпела» передавали своим товарищам, обучая новые поколения разведчиков специального назначения.

Кроме Афганистана опыт разведывательно-диверсионной работы бойцы «Вымпела» приобретали и в других регионах земного шара. Под видом советников или наблюдателей они работали в Мозамбике и Анголе, Лаосе и Никарагуа, во Вьетнаме и на Кубе.

В сентябре 1985 года возле здания советского посольства в столице Ливана – Бейруте террористами были захвачены четверо наших дипломатических сотрудника, в их числе были и два офицера из КГБ. Ответственность за захват взяла на себя малоизвестная радикальная исламистская группировка. Они потребовали от СССР прекратить оказание помощи Сирии и эвакуировать советское посольство из Бейрута. Анализ обстановки показал, что за боевиками стоит бывший охранник Ясира Арафата – Имад Мугние, имевший кличку «Гиена». Один из сотрудников посольства был убит террористами выстрелом в затылок. Внешняя разведка пошла по следу похитителей и постепенно вышла на заказчиков. Вскоре после этого с жизнью расстались несколько непосредственных участников похищения. Было ли это совпадением, или в Ливане работало силовое подразделение ПГУ – история умалчивает. Однако духовному вдохновителю террористов намекнули, что его место жительства советским разведчикам известно, и вообще, почему бы советской ракете не сбиться с курса и не угодить прямиком на резиденцию? После такого разговора заложников отпустили...

После возращения «из-за речки» бойцы составов отряда «Каскад» направлялись в отдельный учебный центр КГБ, где помогали в обучении своих товарищей. Набор изучаемых дисциплин постоянно увеличивался. Помимо общефизической подготовки в программу обучения «Вымпела» входило освоение боевой техники советской армии и вероятного противника, обучение стрельбе практически из всех существующих в мире типов оружия, проводилась водолазная, горная и воздушно-десантная подготовка, совершенствовались навыки в работе со средствами связи и взрывчатыми веществами.

Подготовка специального разведчика обязывала бойца «Вымпела» самостоятельно планировать проводимую операцию, собирая информацию, необходимую для реализации. Итоговым результатом не обязательно должна была становиться перестрелка или взрывы, иногда положительный результат достигался без лишнего шума. Для грамотной оценки обстановки бойцов обучали навыкам информационно-аналитической работе, методике разведки и контрразведки, обычаям и психологии предполагаемого региона деятельности. Так во время одного из занятий курсантам поручалось собрать максимально возможную информацию по Анголе. После работы с научными источниками, в музеях и библиотеках группа оставила итоговый документ, которые был отправлен для рецензирования в академию наук СССР. Проверим работу, умудренные академики попросили один из результатов отчета в собственную библиотеку, признав качество проведенного исследования.

Кроме теоретических занятий проводилась подготовка на полигонах. Уже с середины 1980-х годов бойцов группы стали задействовать при проведении крупных войсковых учений. Они играли свою обычную роль – разведчиков-диверсантов противника. Первый раз такой эксперимент был проведен на учениях «Неман» в Белорусской ССР. Заброшенные в «тыл» врага «вымпеловцы» условно парализовали деятельность Калиновического железнодорожного узла и «взорвали» завод по нефтепереработке. В ходе аналогичных учений бойцы спецназа КГБ «проводили диверсии» на атомных станциях в Армении и под Ленинградом, на химическом производстве в Ярославле, на ТЭЦ в Чите. Работали бойцы не тепличных условиях, в в условиях жесткого контрразведывательного противодействия.

К моменту развала Советского Союза «Вымпел» стал один из самых профессиональных разведывательно-диверсионных подразделений в мире. Этому немало способствовало постоянное нахождение боевых групп в Афганистане, участие в оперативно-тактических учениях, как на территории СССР, так и за его пределами. Разведчики проникали на заданную территорию и выполняли задачи по дестабилизации хозяйственной и политической деятельности.

Разведчики «Вымпела» активно работали вместе с советскими военными советниками, обеспечивая ведение оперативной работы на территории, контролируемой противником. В Афганистане бойцы внедрялись в бандгруппы противника, провоцировали конфликты между разными группировками мятежников. Постоянно велась картотека на всех заметных полевых командиров душманов и контролируемые ими группы. Полученный в Афганистане опыт пригодился впоследствии при работе в других странах. Под видом советников Министерства обороны сотрудники «Вымпела» сражались на переднем крае холодной войны.

Время безвременья

К концу 1980-х в стране пика достиг «угар перестройки». Любое упоминание госбезопасности принималось «демократической общественностью» в штыки. А уж спецподразделения КГБ в их глазах были форменными исчадиями ада. Руководство Комитета постепенно сдавало свои позиции и постаралось дистанцироваться от своих спецназовцев. Поскольку группа «А» состояла в штатной структуре КГБ, а группа «Вымпел» оперативно подчинялась Первому главку КГБ – службе внешней разведки, первыми под «демократические преобразования» попали именно «вымпеловцы». К тому же война в Афганистане окончилась, СССР, а впоследствии и Россия сворачивали свое военное присутствие по всему миру и острой нужду в диверсантах-разведчиках у государства не осталось. Сначала «Вымпел» пытались использовать внутри страны при межнациональных конфликтах. Обстановка располагала к этому, на окраинах некогда единого государства тлели и полыхали региональные войны. Уже с 1989 года бойцы группы стали регулярно направляться в горячие точки СССР. Однако пожар с окраин перекинулся на сердце советской страны – Москву.

Во время августовского путча 1991 года бойцы «Альфы» и «Вымпела» без письменного приказа отказались проводить специальную операцию по штурму Дома правительства в Москве. По иронии судьбы именно 19 мая 1991 года планировалось празднование десятилетнего юбилея «Вымпела». Письменного приказа на штурм никто так и не дал, да и бойцы сами не горели желанием вмешиваться во внутриполитические разборки. В результате все действия ограничились только рекогносцировкой двумя днями напряженного пребывания в полной боевой готовности.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию новая российская власть нашла «козла отпущения» в лице командира группы Бориса Бескова. Несмотря на то, что Бесков был полковником и вот-вот готовился получить генеральские погоны, он заявил, что он один полностью ответственен за все произошедшее. Командир группы был уволен, и вслед за ним потянулись в отставку и другие бойцы спецподразделения. После образования Министерства безопасности профиль деятельности группы несколько поменялся. Теперь его основными задачами стала защита особо важных объектов от действий террористов, борьба с нелегальным оборотом наркотиков и организованной преступностью. Профессиональная подготовка бойцы позволяла с легкостью поменять специализацию, однако во весь рост стала психологическая проблема: обученные и подготовленные для ведения боевых действий за рубежом, «вымпеловцы» с трудом переориентировались на работу внутри собственного государства.

Из ведомства в ведомство

Назначенный на пост руководителя Министерства безопасности Вадим Бакатин полностью поменял командирский состав группы «Вымпел». После этого, не желая служить в новом государстве ушел на пенсию и руководитель внешней разведки СССР генерал Леонид Владимирович Чебаршин. Новой Службе внешней разведки России зарубежный спецназ для действий за рубежом нужен не был. Новый глава внешней разведки – Евгений Примаков объявил об изменении целей и задач ведомства. Группу «Вымпел» переподчинили Межреспубликанской службу безопасности.

Некоторое время отряд числился в составе Агентства федеральной безопасности. После очередной волны переименований в январе 1992 года «Вымпел» оказался в составе министерства безопасности России в качестве самостоятельного управления. На этом ведомственные путешествия отряда не окончились и он был передан в Главное управление охраны, куда незадолго до этого была переведена и «Альфа». Цели группы сменились от диверсионных на антитеррористические. Впрочем, навыки диверсантов помогали и при проведении операций по освобождению объектов. Так летом 1992 года на учениях бойцы группы осуществили высадку на крышу реакторного корпуса Калининской атомной станции и обезвредили группу условных «террористов», захвативших пульт управления АЭС.

Выпускные работы «захват судна» пригодились и на следующих учениях. В том же году, тоже летом «вымпеловцы» двумя группами на учениях «освободили захваченный террористами» атомный ледокол «Сибирь». Первая группа проникла на судно с воды, а вторая, несмотря на отвратительную мурманскую погоду и ветер, достигающий 15 метров в секунду, десантировалась на палубу. Однако у руководства страны спецназовцы госбезопасности пользовались дурной славой и до конца им не доверяли. В этот период бойцы группы часто выезжали наза задержание вооруженных преступников, реализуя оперативные материалы совместных дел милиции и министерства безопасности.

Так, в конце 1992 года органы безопасности получили информации о планируемой реализации фальшивых американских долларов на сумму 11 миллионов. Сделку проводили преступники из разных стран. Качество подделок было исключительным, они без вопросов выдержали проверки пяти таможен и десяти европейских стран. Силовое прикрытие преступникам обеспечивали двенадцать боевиков. Местом проведения сделки была назначена гостиница «Ленинградская». В ходе проведения операции по захвату все преступники были обезврежены, но от шальной пули пострадал один из офицеров «Вымпела». Обескураженный такой ситуацией, один из преступников – итальянский мафиозо Джованни обратился из больницы к раненому офицеру. Он удивился, что кто-то посмел оценить его жизнь «дешевле денег». Кроме того бойцы «Вымпела» принимали участи в захвате преступников, планировавших транспортировку за границу радиоактивных отходов в Екатеринбурге и обезвредили участников преступного синдиката, обналичивавших фальшивые авизо, в результате деятельности которых государству был причинен ущерб более чем на миллиард рублей.

Судный день

Решающим этапом в судьбе «Вымпела» стали октябрьские события 1993 года. Бойцы группы категорически отказались исполнять приказ Бориса Ельцина о штурме Белого дома. Немалую роль в этом сыграл и факт личного знакомства командира группы генерала Герасимова и вице-президента России Руцкого. Они бок о бок воевали в Афганистане и Герасимов был обязан Руцкому жизнью.

История 1991-го повторилась, однако с более печальными последствиями. Такую строптивость «вымпеловцам» не простили и в декабре 1993 года группу передали в Министерство внутренних дел. Конечно, для бойцов элитного подразделения специального назначения госбезопасности это выглядело как пощечина. Буквально на следующий день 112 бойцов в офицерских званиях подали рапорта об увольнении. Всего из МБ в МВД перешло только 50 сотрудников. Из прежних групп спецназначения в составе органов безопасности осталась только «Альфа».

На уволенных сотрудников «Вымпела» тут же вышли представители одной из крупнейших американских частных военных компаний с выгодными предложениями работы. Но офицеры остались верны советской присяге и отказались уезжать из страны. Часть бывших бойцов «Вымпела» пополнили ряды ФСК, СВР, ГУО, МЧС. Новое подразделение в составе МВД получило название «Вега». В последующие годы тропы необъявленных чеченских войн неоднократно сводили их вместе с боевыми братьями из «Альфы», со многими из которых они бок о бок сражались еще в Афганистане. Бойцы «Веги» с честью выполняли поставленные задачи в Буденновске и Первомайском. Начало второй чеченской войны застало оставшихся бойцов группы обратно в стенах органов безопасности в составе «Управления «В» Центра специального назначения ФСБ России». Бойцы группы принимали активное участие практически во всех силовых операциях органов российской госбезопасности, в том числе и в ликвидации бандитов, захвативших заложников в театральном центре на Дубровке в Москве.

Несла группа и потери. В июне 2004 года в засаду попали двое бойцов «Вымпела». Понес потери спецназ и в ходе трагической операции по освобождению заложников в бесланской школе. Семеро бойцов отдали свои жизни, закрывая своими телами и спасая захваченных детей.

Сейчас, как при организации группы бойцы «Вымпела» несут службу бок о бок со своими побратимами из «Альфы», являясь вероятно одной из самых опытных и воюющих групп специального назначения в мире.

Похожие статьи



    Вернуться в раздел