Служу Отечеству

На живца

На живца

Из воспоминаний войсковых разведчиков                     Война как она есть

Старший сержант Владимир Лебеденко 4 группа 1 роты 334-го оо СпН

На живца

Публикуется текст автора.

 

В начале марта 1987 года командиром 15-й отдельной бригады специального назначения (обр СпН) полковником Юрием Старовым было утверждено решение командира 334-го отдельного отряда спецназ (оо СпН) майора Григория Быкова «на ведение разведывательно-поисковых действий в районе исключительно Миндравур, Канда и Каргай (провинция Лагман).

 

Выражаясь более привычным языком – разведчикам спецназовцам предстояло провести операцию по выявлению и уничтожению моджахедов в южной части Мехтарламской «зеленки» между кишлаками Миндравур и Канда. Замысел операции заключался в том, что разведотряд 334-го оо СпН в составе 1 и 2 рот, скрытно выдвинувшись ночью из базового лагеря у плотины ГЭС Дарунта блокировал указанный район «зеленки», заняв позиции как в самой долине, так и на возвышенностях левого берега реки Лагман. С рассветом бронегруппа отряда в составе штатной бронетехники 1 и 2 роты (БМП-2 и БТР-70 соответственно) с двумя приданными танками Т-62М танкового батальона 66 омсбр должна была начать движение по дороге в направлении Миндравур – Мехтарлам (на некоторых каратах – Митерлам, Тиргари), тем самым, выгнав «духов» из «зеленки» на засаду разведчиков. Наши действия поддерживал и огневой взвод гаубиц Д-30 мотострелковой бригады. Заинтересованность командования 66-й отдельной мотострелковой бригады в очистке мехтарламской «зеленки» была прямая – в самом Мехтарламе (центр провинции Лагман) базировался мотострелковый батальон бригады.

 

Пеший 16-километровый выход разведотряда в район выполнения боевой задачи занял почти всю ночь. После этого ночного «похода» разведчики отряда еще долго шутили по поводу того, как хорошо, что Советский Союз не ввел войска в Никарагуа… В этой стране в это время тоже шла гражданская война, но в отличии от сухого резко-континентального климата в Афганистане, в Никарагуа климат был тропичекский. Субтропическим климат был и в Джелалабадской долине с примыкающими к ней «зеленками» долин рек Лагман и Кунар. Все дело в том, что маршрут выхода в район выполнения боевой задачи проходил по так называемой Чарбагской зеленке. Заброшенная в ходе многолетней войны ирригационная система которой, заросшие бурьянами камышом и кустарником некогда возделываемые, а ныне заболоченные поля представляли по сути «никарагуанские джунгли», преодолевать которые приходилось местами по пояс в холодной воде, продираясь в темноте через камыши и кустарник. Более легкий маршрут по грунтовой дороге был чреват вскрытием разведотряда противником, его засадой или подрывом на мине.

 

К рассвету 9 марта 1987 года РГ СпН лейтенанта Вадима Матюшина (1-я рота) заняла на высоту на левом берегу Лагмана севернее заброшенного кишлака Каламамай. Разведчики оборудовали на стрелково-пулеметные сооружения (СПС) и позицию крупнокалиберного пулемета НСВС-12,7 «Утес». Остальные группы роты во главе с заместителем командира роты лейтенантом Мусиенко организовали засаду непосредственно в «зеленке» в развалинах глинобитного подворья, рядом с правым берегом Лагмана. Расчет оказался верным, о чем свидетельствуют дальнейшие события. Разведгруппы 2-й роты блокировали мост через Лагман, прикрыв тыл засады и обеспечивая последующий отход разведгруппы Матюшина.

 

Через какое-то время, после того, как «броня» начала движение по дороге, «духи» группами по нескольку человек стали выходить из «зеленки» с намерениями переправиться через реку в брод (его место было установлено заранее с помощью афганца-осведомителя). Моджахеды, вооруженные легким стрелковым оружием, пытались скрыться в горах на правом берегу Кунара и, достав из тайников тяжелое оружие, нанести удар по колоне на обратном маршруте ее движения. Такая тактика боевиками периодически применялась до этого в отношении подразделений афганской армии и мотострелков «мехтарламского» батальона, но ее раскусил Гриша Кунарский. Так уважительно называли командира отряда Григория Васильевича Быкова его подчиненные и сами моджахеды (334-й оо СпН базировался в соседней провинции Кунар в г. Асадабад). Духи, подняв над головами оружие, стали переправляться в брод через Лагман на островок посредине реки. Командир группы лично занял место у крупнокалиберного пулемета, выжидая, когда противник окажется на галечном островке. Моджахеды шли кучно, не подозревая, что уже находятся на прицеле у разведчиков. Дождавшись, когда большая часть группы мятежников, вышедших на нас, начала переправу, мы открыли прицельный огонь. Для духов это было полной неожиданностью, не понимая, откуда ведется стрельба, они заметались по острову, не зная что делать – то ли переходить на следующий берег, то ли уйти назад в «зеленку». В конце концов, сообразив, что огонь ведется с противоположного берега, оставшиеся в живых бросились в воду, выбрались на берег и скрылись в зарослях «зеленки».

 

Командир группы выслал досмотровую подгруппу для осмотра места боя, которую я и возглавил. По радиостанции были предупреждены остальные наши подразделения, что противник частью сил отошел обратно, а для осмотра зоны поражения выслана подгруппа досмотра. Спустившись с горки, мы по очереди, прикрывая друг друга, переправились на противоположный берег (вода была очень холодная - все-таки март месяц) и доходила до пояса, поэтому оружие пришлось держать над головой, чтоб не намочить (вот почему духи держали его над головой). Досмотрев убитых, и собрав брошенное на острове оружие – несколько 7,62-мм автоматов китайского производства Тип 56. Я и рядовой Козак стали переправляться обратно, а Эдик Хачатурян остался прикрывать наш отход. Вот тут случился небольшой инцидент, который чуть не стоил кому-то из нас жизни. Уже находясь на середине реки, я увидел, как между нами взметнулся фонтанчик от выстрела. Видно снайпер из 2 роты, не предупрежденный о нашей вылазке, решил что мы – «духи». Хорошо, что расстояние было очень большим, поэтому выстрел оказался не точным. Козак, выхватив из «лифчика» зеленую «ракетницу» (30-мм реактивный сигнальный патрон – прим. ред.) и выпустил ее в воздух, обозначив – «Я свой». Благополучно переправившись обратно, мы присоединились к своим товарищам, чтобы порадовать их захваченными трофеями.

 

В это время духи, ничтоже сумятише, следуя по левому берегу вниз по течению прямехонько вышли на засаду устроенную заместителем командира 1 роты. В зеленке, в отличии от берегов реки, стоял утренний туман и передовая группа моджахедов из 5 человек подошла к засаде на 40-50 м. Первым открыл огонь пулеметчик рядовой Бирюков, затем замкомроты, предупреждавший в это время своих подчиненных о возможном подходе противника. Итог огневого поражения противника из засады: один убитый и двое пленных. Двум моджахедам (один раненый) удалось уйти. Злую шутку с лейтенантом Мусиенко сыграл магазин с трофейными китайскими бронебойно-зажигательными патронами, что был присоединен к его 7,62-мм автомату АКМС - часть пуль цели не достигла, так как огонь велся через ветки густого кустарника и пули разрывались при ударе об них…

 

Один из пленных, которых захватил сержант Алексей Двирнык, осматривая зону поражения засады, был серьезно ранен пулеметчиком в голову. Никаких предметов указывающих на принадлежность задержанных к бандформированиям обнаружено не было, но после того, как разведчики убедились в грамотном наложении вторым задержанным повязки своему товарищу сомнения в «мирности» 25-30-летних «дехкан» развеялись, но их к протоколу задержания не приложишь… Вскоре появилось и документальное подтверждение принадлежности задержанных к бандформированиям. Детально осмотрев место захвата пленных в сухом арыке, где они укрылись от огня, была обнаружена свежая изрытая земля, а в ней… пластиковые карточки моджахедов (с биографическими данными и номером личного оружия). Раненого «душка» не трогали, а его напарнику досталось… Не от нас правда, а прибывших оперативных сотрудников батальона МГБ (ХАД) Афганистана, опознавшим в убитом дезертира из своей части.

 

Через какое-то время наша группа получила приказ выйти на пункт сбора к мосту, куда подошла бронегруппа, на которой мы убыли в базовый лагерь. Митерламских «душков» мы в этот раз проучили, и в последующем, вплоть до вывода советских войск из Афганистана эта часть «зеленки» была относительно безопасна для движения армейских колон. «А вдруг «шурави» опять где-то спрятались»- рассуждали видимо каждый раз битые моджахеды...

 

Мы и в дальнейшем проводили подобные этой операции, которые называли «на живца». Каждый раз в роль «живца» выполняла или группа спецназ «совершившая аварийную посадку на вертолете» на высоте в каком-либо «духовском гадюшнике» с предварительно заминированными к ней подходами, или та же бронегруппа, а порой и какое либо разведывательное подразделение «случайно засветившееся» перед противником...

 

Активная засада.

Засада - это способ действий подразделения, при котором оно заблаговременно скрытно располагается на путях движения противника, а затем внезапно нападает на него в целях уничтожения, захвата пленных, документов, образцов вооружения и техники, а также дезорганизации (срыва) его передвижения (перевозок).

В таком или чуть измененном виде такая формулировка присутствует в руководящих документах по боевому применению практически всех спецподразделений силовых ведомств России. Дальше идет короткое описание боевого порядка (какие подгруппы и для какой цели выделяются), а также пункты боевого приказа. Всего не более двух страниц. И все. Дальше полет свободной мысли… Кажется, чего сложного: «Сел заранее в кустах и ждешь супостата, подошел он – открыл огонь и дело в шляпе»… Но как показывает опыт - при таком подходе к засаде ее результативность нулевая или хуже того – последствия трагические. Провести грамотно засаду не так то просто по причине многообразия способов ее проведения. Есть сотни примеров положительного опыта, но вот только проанализировать его и внедрить в практику боевого применения никто не торопиться. И «афганский» и «чеченский» опыт, в том числе и опыт нашего противника и зарубежных «коллег» оказался в родном Отечестве на «помойке». Ведь та же засада, по степени готовности бывает плановой (подготовленной) и проводимой сходу, по огневому воздействию: комплексной (огонь стрелкового оружия, гранатометов, противотанковых и минно-взрывных средств (МВС)), инженерной (поражаения противника управляемыми МВС), зенитной (уничтожения авиации огнем ПЗРК на маршрутах подлета и вблизи аэродромов) и бесшумной (с применением бесшумного огнестрельного и холодного оружия и без него). Но об этом узнать молодому офицеру просто негде… А еще засада может быть пассивной или, как в описанной выше статье «На живца», активной – то есть когда противника активными действиями вынуждают выйти на подготовленную засаду. Как правило, и в большинстве случаев результативность такой засады самая высокая, с примечанием – при грамотной ее организации.

А. Мусиенко

Похожие статьи



    Вернуться в раздел