Служу Отечеству

Позвоните в Москву...

Позвоните в Москву...

Из воспоминаний войсковых разведчиков.   Война, как она есть

Анатолий Матвийчук

Позвоните в Москву...

публикуется текст автора

 

- Командир тебя в штаб! Зачем? Придешь, узнаешь! - Это, Серега Силаев, заместитель командира роты по воздушно-десантной подготовке. Командир 1 роты 177 отдельного отряда специального назначения старший лейтенант Матвеев нехотя поднялся со стула.

Командир 1 роты 177 отдельного отряда специального назначения старший лейте-нант Матвеев нехотя поднялся со стула. «Я ведь утром разговаривал с комбатом. Доложил ему, что буду заниматься пристрелкой БМП-2» - подумал Анатолий..

Быстрым шагом, перескакивая через лужи, Матвеев направился к полуразрушенному зданию, где располагался штаб. При входе солдат, несший службу по охране входа, отдал приветствие.

- Где комбат?

- Комбат в шестой роте. Здесь начальник штаба. Начальник штаба, майор Михаил Джунушев, находился в своем кабинете.

- Разрешите товарищ майор! Старший лейтенант Матвеев по вашему приказанию прибыл!

Джунушев молча кивнул на стул. Матвеев сел. Ну что Матвей. Твоя рота поступает в распоряжение Ахмад-Шаха Масуда. Толик чуть не грохнулся со стула. еачштаба не шутил.

- Не понял? Это что еще за новости? Ты на переговорах был? Был. Обстановку знаешь. Мы получили задачу сдать населенный пункт Руха Ахмад-Шаху. Сами уйдем в Гульбахор. Перед уходом необходимо разминировать местность и передать ее духам. Слава Селютин, начальник инженерной службы, со своими «кротами» будет вести разми-нирование, а ты их охранять.

Толик Матвеев со своей ротой обеспечивал, переговоры которые вели советские представители с Ахмад-Шахом, пытаясь склонить его на сотрудничество. В результате этих переговоров, Ахмад Шах прекратил боевые действия. И вот, по общей договоренности, отряд Матвеева уходил, оставляя ущелье Панджшер. Матвеев вспомнил, как на последней встрече, группа вооруженных «духов», подошла к его машине и предложила попить чай. За чаем разговор шел о жизни. Вдруг один из духов сказал, что он знает Матвее-ва. «Откуда?» - поинтересовался советский офицер. «Я два раза стрелял в тебя, но оба промазал» - обезкуражил Анатолия афганец. Как доказательство, афганец показал разук-рашенную заклепками свою СВД с оптическим прицелом. Матвеев вспомнил, что действительно недели две назад, когда он умывался, две пули, прожужжавшие рядом, надолго отбили охоту обливаться водой у горного ручья. «Слава Аллаху, что не попал» - расплылся в искренней улыбке вчерашний противник.

- Так вот, - Завершил свой монолог начальник штаба.

- Ты и твоя рота, Слава Се-лютин и инженерный взвод осуществляете разминирование и передаете территорию го-родка представителям Ахмат Шаха. Насчет подчиненности я пошутил. Ты старший. Обеспечиваешь производство работ. И запомни никаких случайностей и провокаций. В 12 часов прибудут представители Ахмад Шаха. Теперь иди и думай, как будешь организовывать работы.

Матвеев зашел в инженерную службу. Слава мог еще долго чертыхаться. Капитан Вячеслав Селютин, признанный авторитет по ведению инженерной разведки и обезвре-живанию мин, сидел, уткнувшись в карту. По этой части он был достаточно большим мастером.

- А Матвей! Толик, черт знает что. – Поднял Слава голову от карты. - Я никак не могу разобраться. Минные поля здесь ставили все кому не лень. Красные, синие, зеленые. Мин нашпиговано, как огурцов в бочке. Привязки нет. Схем нет. Погода ни к черту. Зимний дождь размыл почву. Короче Матвей! Будем работать почти в слепую. Сколько чело-век ты с собой берешь?

- Пехоты человек 60 будет.

- Моих 25. С собой возьмем и собак. Всех! Мои «кроты» будут искать, обезвреживать, а твоя «пехота» на обеспечении.

В 12 часов, Матвеев, Селютин, были в кабинете комбата. Незнакомый полковник, представил им двух «духов», одетых в американскую камуфлированную военную форму. - Это специалисты Ахмад-Шаха, Махмуд и Исмаил. С ними вы будете решать все возникшие вопросы. Они подготовили своих саперов для производства разминирования. Эти саперы готовы приступить к работам. Селютин вопросы есть? - Комбат Борис Керимбаев упер взгляд в начальника инженерной службы отряда.

- Вопросов нет.

- Все свободны. Матвеев остаться…Слушай Анатолий, главная задача, cберечь людей. Никаких неожиданностей. Если появятся проблемы, работы прекращай. Связь со мной каждый час. Я на дежурном приеме постоянно. Вооружение штатное. Давай и пусть тебе везет. - Керимбаев крепко пожал руку Матвееву.

Рота и взвод саперов стояли в две шеренги возле штаба. Рядом, пытаясь изобразить строй, стояли около 30 вооруженных, кто чем, афганцев. Одеты они были в камуфляж, на головах шапки пакули, напоминающие два сложенных блина. В руках щупы, веревки, лопаты и мотыги.

Селютин распределил саперов на группы. Группа поиска. Группа обезвреживания и уничтожения мин. Группа обеспечения. Матвеев, руководствуясь согласованным с ком-батом и представителями Ахмад-Шаха планом, довел порядок выдвижения и районы производства работ. Переводчик быстро довел сказанное до группы саперов Ахмад-Шаха. Первым районом производства работ определен населенный пункт Базарак. Река Пандшер, здесь делала петлю, и излучина напоминала огромный песчаный пляж. Так вот этот пляж и был нашпигованный минами. Впереди ссобаками двигалась группа разведчиков-саперов, за ними группа, вооруженная миноискателями, за ними группа со щупами. Замыкала эту колонну группа из состава роты Матвеева. Две группы, под руководством командиров групп Андрея Богдашкина и Виктора Вельбоева, двигались по высотам параллельно маршруту поиска. Погода испортилась: моросил мелкий дождь, дул ветер,. Собаки временами останавливались, и делали стойку. К ним сразу же устремлялись саперы с миноискателями и щупами. Через три часа было извлечено около тридцати мин, советского и итальянского производства.

Капитан Селютин объявил получасовый отдых. Группы разместились кто где на разминированном участке. Афганцы разожгли маленькие костры и стали кипятить чай. Сам по себе разговор свелся к минам. Анатолий поинтересовался у «духов», какие мины лучше-хуже, и что они думаю по этому поводу. Ответ, его ошарашил. Пожилой, бородатый мужчина, с чувством собственного достоинства, объяснил, что все советское вооружение лучшее. Оно, в его личной практике, никогда его не подводило. Моджахеды, при условии выбора, всегда стараются получить мины советского производства. Они просты в установке (что для малообразованных крестьян-афганцев очень кстати) и очень эффективны по мощности. «Я советскими минами, лично подорвал три бронированных совет-ских машины», - просто, как о чем-то обыденном, заявил бородатый.

То, что «дух просто и обыденно рассказывает им, вчерашним противникам, про свои успехи, как - то не воспринималось. Это ведь НАШИ потери. Дальнейшее рассуждения духа вообще привели Матвеева в замешательство. «Мы, моджахеды, воюем за свою землю, за свою свободу. Пусть я беден, но я свободен. Русские хорошие солдаты. Они храбро воюют. Но Афганистан завоевать нельзя. Его можно, купить, но у Советского Союза нет таких денег, чтобы купить Афганистан. Помогите нам разминировать Пандшер и уходите домой, а то ваши матери будут вас оплакивать». Произнеся это, бородатый дух замолк, и продолжил не спеша пить чай.

Кончай отдых. Продолжить работы. Группы вышли на свои направления. Одна из собак сделала стойку на дороге. Слава Селютин подошел к вожатому и приказал ему отойти. Медленно прощупывая землю щупом, он остановился, опустился на колени и принялся разгребать землю.

- Фугас! Самодельный! Будем уничтожать на месте, всем отойти!

В это время к нему подошел один из представителей Ахмад-Шаха и через переводчика стал, что-то объяснять.

Что он хочет? - Подошел к Селютину Матвеев.

- Один из его людей «автор» этого фугаса. Он хочет его обезвредить сам.

- Слава, зачем нам это? Рванем и продолжим работу.

Матвеев ощущал, какую то тревогу. Но Махмуд, что-то быстро, говорил тому самому бородатому «духу», с которым разговаривал на перерыве Матвеев.

- Он его ставил и сейчас обезвредит этот фугас. Матвей, пускай поработает. – Селютин уступил фугас бородачу, отошел в сторону и передал щуп своему солдату.

- Все в укрытие!

 

Матвеев по радиостанции продублировал команду своим группам. Дух, склонившись над фугасом. Слава комментировал его действия

- Фугас стоит на неизвлекаемости... Они, как правило, через тросик, страхуют его гранатой или просто зарядом. Что он делает! - Почти заорал Слава. Дух попытался под-нять заряд. В это же время раздался взрыв…

 

Тугая ударная волна окатила присутствующих. Пахнуло жарой и запахом гари. С небес на землю посыпались груды камней. Матвей про себя подумал: «Как бы духи не открыли огонь по его бойцам…». Там где несколько минут назад находился человек, теперь зияла воронка и окровавленные ошметки, ничем не напоминающее тело. Тишина повисла такая, что слышно было шуршание осыпавшихся камней. Нарушил молчание Исмаил: «Аллах ему судья. На все воля Аллаха. Он шахид» - и провел ладонями по лицу. Афганцы расстелили плащ-палатку и стали складывать в нее то, что осталось от их товарища. На их лицах светилась, какая то торжественная отрешенность. «Он уже в садах Аллаха! Он погиб за веру и свободу!».

 

Дождь усилился и перешел в ливень. Слава скомандовал: «Всем стой! На сегодня заканчиваем работы! В такой дождь мы работать не можем!».

- Командор Саиб! Позвони, в Москву, пусть остановят дождь. – Подошел к Мат-вееву Махмуд:

И тут Матвеев понял. Свободолюбивый, храбрый Махмуд верит, что русским все под силу. Воевать, разминировать и даже дождь остановить. У русских все лучше, у них все есть. И Матвееву самому захотелось поверить в это!

Похожие статьи



    Вернуться в раздел