История

Советско-финская война 1939-1940 года. Окончание

Советско-финская война 1939-1940 года. Окончание

Неизвестная война. Окончание

 

Советско-финская война 1939-1940 года не была неожиданностью ни для одной, ни для другой стороны. Более чем прохладные отношения между СССР и Финляндией сохранялись еще с 1920-х годов, со времен столкновения, которые некоторые историки называют «Второй советско-финской войной», а некоторые – «войной за наследство российской империи». Действительно, в момент предоставления независимости финнам молодое советское правительство меньше всего думало о каких-до далеких перспективах, вызванных установлением государственной границы РСФСР. Вопрос тогда стоял о выживании республики, и, конечно же, большевики не успевали, да и не хотели тщательно и вдумчиво проводить переговоры по определению конфигурации границы между только что родившимися государствами. Первая советско-финская война была сути внутрифинским, гражданским конфликтов. Уже тогда белые финны очень надеялись на помощь «старших братьев».Но совершенно неожиданно императорская Германия, на которую так надеялся Маннергейм,  отказалась поддерживать экспансию молодое финское государство. Эта надежда на «прогрессивное человечество» еще раз аукнется Маннергейму в начале 1940-х.

 

Казалось бы, окончание финской гражданской сняло все противоречия между Финляндией и СССР, но уже сразу после её окончания, 23 февраля 1918 года Карл Маннергейм (на тот момент главнокомандующий финскими вооруженными силами) -  заявил, что «не вложит меч в ножны, пока не будет освобождена от большевиков Восточная Карелия». Вообще ту, вторую войну, последовавшую вскоре за этим заявлением, после гражданской финские историки и политики рассматривали как сугубо внутрифинское дело, нечто вроде «наведения конституционного порядка на мятежной территории». Вторая советско-финская война, продолжавшаяся с 6 ноября 1921 года по 21 марта 1922 года, была исключительно агрессивной со стороны финнов: их группировка в 5-6 тысяч человек вторглась на территорию Советской Карелии, но была наголову разбита молодой, но уже закаленной Красной Армией. Однако претензии финнов на восточную Карелию никуда не делись, и сыграли немалую роль в начале третьей советско-финской, Зимней войны.


В Зимней войне инициатива была уже на стороне советских войск, но ситуация, сложившаяся к окончанию первого периода войны не позволяла советским войскам действовать активно: до 12 декабря 1939 года наши части на Карельском перешейке уткнулись в хорошо укрепленную «Линию Маннергейма», а на других участках фронта (за исключением, пожалуй, крайнего севера – Лапландии) столкнулись с подвижной маневренной обороной финских войск, противопоставить  которой РККА тоже, в общем-то, было нечего. В воспоминаниях Маннергейма вообще весь период до конца января включительно представляется как подавляющий триумф финских вооруженных сил.  Определенная истина в его словах есть: во всяком случае, стратегическая задача разрезать Финляндию на две части, поставленная советским армиям на центральном участке фронта так и не была выполнена, да и официальная советская историография обходит этот период  молчанием, ограничиваясь сообщениями о кадровых изменениях и подготовке к штурму сооружений «Линии Маннергейма». Действительно, в этот период советское командование задумалось над перегруппировкой войск и использованием новых методов ведения боевых действий. Надо сказать, что советское командование за редким исключением училось буквально на лету. Так, для уничтожения 18-й дивизии РККА, действовавшей в районе озера Лаваяри,  финская сторона планировала использовать ту же тактику, что и боевых действиях против советских 163-й и 44-й дивизии: окружить и наскоками разбить по частям. Однако, в отличии от своих неудачливых коллег командование 18-й дивизии не теряло нити управления и быстро соориентировалось, заняв круговую оборону и закопавшись в землю, расположив артиллерию в центре очагов обороны. Помогла нашим войскам и более открытая местность. Дивизия билась в окружении с начала января по 28 февраля 1940 года пошла на прорыв. Из окружения вышло всего 1237 человек, знамя дивизии досталось противнику…  Командующий дивизией Кондрашов, переодевшийся при выходе из окружения рядовым бойцом, был расстрелян перед строем, как и комдив-44.

 


Однако 144-я дивизия РККА, попавшая в аналогичный котел, выдержала натиск и продержалась в окружении до конца войны. 54-я дивизия, операцию по окружению которой финские войска начали 29 января, вообще встретила противника прочной обороной, окруженной даже колючей проволокой. Советские войска успели здесь оборудовать окопы, ходы сообщения и блиндажи. Несмотря на перерезанные финнами пути снабжения 54-я дивизия снабжалась по воздуху, и могла вести активное сопротивление. Кстати, именно эти войска, по мнению Маннергейма, оттянули на себя значительную часть финской армии, что позволило СССР добиться на основном участке фронта – Карельском перешейке существенного перевеса.
Несмотря на то, что Маннергейм в своих воспоминаниях настаивает на том, что оборонительная линия на Карельском перешейке «была в основном устаревшей» - к этому высказыванию нужно подходить критически. Так, каждая из восьми долговременных оборонительных точек «миллионного» типа (слово «миллионный» - от затрат на их строительство) представляла собой два или три каземата фронтального или фланкирующего огня, соединенных подземными переходами, расположенными на четырехметровой глубине. Кроме того, часть старых ДОТов, построенных еще в 1920-е годы, с 1937 года начали модернизироваться


Ошибки, полученные при первых попытках штурма «Линии Маннергейма», были своевременно разобраны, и этот опыт пошел на обучение войск, назначенных на штурм укрепрайонов. Буквально за пару месяцев советские командиры научились координировать действия пехоты, артиллерии и танков. Весь январь советские части, назначенный на штурм укреплений проводили практические занятия побатальонно, меняя друг друга на линии соприкосновения. Занятия в том числе проводились и на захваченном финском полигоне. Разведка в это время пыталась вскрыть систему обороны противника. Если в начале Маннергейм описывал взаимодействие советских войск как «плохо сыгранный оркестр», то уже с начала 1940 года он отмечает слаженные действия наших подразделений.
СССР развернулся во всю силу своего технического и количественного превосходства и буквально утюжил любое место, где была замечена хоть какая-нибудь активность врага. Дело доходило до того, что даже одиночные солдаты финской армии боялись перемещаться в своем тылу в дневное время. Советские самолеты расстреливали любую движущуюся цель. Финны даже не могли отапливать землянки, так как каждый подозрительный дымок сразу же вызывал шквал артиллерийского огня. Только 7-я армия РККА на 43-х километровом участке фронта ежесуточно обрушивала на противника до 12 тысяч снарядов. Советские войска переодели: вместо буденовок и шинелей бойцы получали ушанки и полушубки.


И уже 1 февраля 1940 года началось тщательно подготовленное наступление РККА в направлении Сумма на 2-й армейский корпус финнов в районе Карельского перешейка. Первая атака советских войск была отражена, но 6 февраля последовала вторая атака. В числе советских новинок отмечались бронированные сани и огнеметы. С 11 февраля советские войска начали наступление на всей ширине Карельского перешейка. Четыре артиллерийских полка обрабатывали финские позиции два часа двадцать минут. Об интенсивности артподготовки свидетельствует тот факт, что только один из полков – 24-й выпусти чуть менее 15 тысяч снарядов. ДОТ «Поппиус» в первой линии обороны был взят за полтора часа. Финская рота, оборонявшая этот участок, потеряла 84 солдата из 100. К концу 13 февраля советская 123-я дивизия с приданными частями прорвала главную полосу обороны «Линии Маннергейма» на ширине 6 и на глубину 6-7 километров. Наступление пехоты поддерживали в том числе два экспериментальных тяжелых танка КВ-2. Их 152-мм гаубицы оказали существенную помощь стрелкам. Всего на этом участке находилось 12 ДОТов и 39 ДЗОТов. 123-я дивизия за эти действия была награждена орденом Ленина.


К 17 февраля над финским войсками на карельском перешейке нависла угроза окружения, и они вынуждены были отойти на вторую линию обороны. На путях отхода финны сжигали оставшиеся деревни, которые уже покинуло население. Оставшиеся дома добивала советская авиация. Так в деревне Кууса под советскими бомбами в одной маленькой избушке нашла свою смерть одна из рот 5-го пехотного финского полка, которая к этому моменту насчитывала всего пять человек. С этого момента в воспоминания финского командующего встречаются только слова «отступление…прорыв.. .отвод». Финны попытались зацепиться на промежуточной линии обороны, но продержались на ней только до 28 февраля.


Во второй половине февраля 1940 года советские войска теснили финнов на всех фронтах и Маннергейм разрывался между возможностью сдерживать наши войска в районе Карельского перешейка или в других районах. В бой на севере Финляндии были брошены норвежские и шведские добровольцы и финны высвободили около пяти батальонов, которые в спешке начали перебрасываться на основной ТВД.


2 марта советские части вышли к Выборгу, прочный ледовый покров позволял даже производить маневр танками в акватории Выборгского залива, что позволило нашим частям занять острова, контролировавшие вход в залив. Финское командование особо отмечало слаженное взаимодействие русских при проведении этой операции. Острова тщательно обрабатывались артиллерией и авиацией, затем танковые части окружали его, и лишь потом в атаку поднималась пехота. 7 марта советские части перерезали шоссе Выборг-Сяккиярви, разрезав тем самым прибрежную полосу Финляндии на две части. Для маневра силами РККА использовало автомобили и моторные сани, что позволяло в краткие сроки перебрасывать по льду большое количество войск. У Финляндии под ружье начали призываться шюцкоровцы – финский вариант ополчения, сформированного из старших возрастов и допризывников – аналог немецкого фольксштурма. Но уже 6 марта финская делегация выехала в Москву с предложениями о мире. Пессимистически оценивали перспективы финнов в продолжении войны и немцы. Через дипломатические каналы они намекнули Финляндии, что им следует соглашаться на мир на любых условиях, потому что в ближайшем будущем все финские потери вернутся с лихвой.


К 6 марта 1940 года число резервов Финляндии исчислялось 15 батальонами, больше войск эта страна выставить уже не смогла бы. В военные училища набирали семиклассников и восьмиклассников. Кроме финской кокарды из вооружения у них была одна винтовка на четверых. В марте курсантов бросили на фронт в городской гражданской одежде и в полуботинках. Учитывая, что с советской стороны на фронте находилось уже 45 дивизий – положение финнов было даже не критическим, а катастрофическим.


Инициаторам заключения мира выступала финская сторона, однако до определенного момента СССР не реагировал на обращения, передаваемые по дипломатическим каналам. 29 января Советский Союз обратился к Финляндии через шведов. Советская сторона отказалась от признания марионеточного правительства Куусинена и выразило желание вести переговоры с действующей финской властью, предупредив однако, что требования СССР не ограничатся ранее выдвинутыми в Москве. 30 января это предложение было получено финнами и уже 2 февраля последовал ответ, в котором Финляндия соглашалась «пойти на дальнейшие уступки», и прямо согласовало уступку части Карельского перешейка и нейтрализацию Финского залива. Советская сторона в связи с начавшимся наступлением РККА взяло дипломатическую паузу и в письме от 12 февраля потребовала передачи всего Карельского перешейка, ряда территории, расположенной севернее Ладожского озера и острова Ханко. К 21 февраля, по мере продвижения РККА Советский Союз потребовал провести новую границу «по линии Петра Великого», включая в СССР города Выборг, Сотравала и Кексгольм. Все это время Финляндия судорожно искала помощи у своих скандинавских соседей, но они неизменно отвечали уклончиво. Великобритания обещала прибытие экспедиционного корпуса сначала к 15 марта, а потом – уже к концу марта, но к тому времени Финляндия была бы полностью разгромлена. К тому же 3 марта Швеция ответила отказом на просьбу предоставить свою территорию для пропуска войск антисоветской коалиции. 8 марта начались переговоры в Москве. Советское правительство еще больше надавливало на финскую сторону, вынуждая к новым уступкам. 11 марта Швеция дала окончательный отказ на пропуск англо-французских войск и 12 марта мирный договор в Москве был подписан. Финляндия удовлетворила практически все советские требования. Советский Союз сделал реверанс в сторону Великобритании, оставив финской стороне район Петсамо, где находились никелевые рудники, принадлежащие британцам.


Обращение к народу Финляндии по поводу окончания войны Карл Маннергейм окончил словами: «Мы с гордостью осознаем наше историческое призвание — защиту западной цивилизации, — которое мы продолжаем  выполнять, призвание, веками являвшееся частью нашего наследства, но мы знаем и то, что до последнего гроша расплатились с кредитом, предоставленным нам Западом».
Но именно те люди, от которых Маннергейм «защищал Запад», через пять лет принесли свободу многим европейским народам и сломили хребет нацизму.

 

Похожие статьи



    Вернуться в раздел