История

Партизаны Великой Отечественной войны.

Партизаны Великой Отечественной войны.

В своем изначальном значении слово «партизаны»  выглядит достаточно невинно – это всего лишь приверженец той или иной политической партии. Однако, начиная с наполеоновских войн это слово начало наполнятся особенным смыслом и стало описывать лиц, ведущих вооруженную борьбу с врагом на оккупированной территории. Жителям бывшего СССР старшего поколения не нужно раскрывать смысл этого термина, фамилии Ковпака или Вершигоры знал в СССР любой школьник, не прогуливавший уроки истории. Хотя, строго говоря, в советской историографии отмечается три всплеска партизанского движения на территории России: Отечественная война 1812 года и борьба партизан против армии объединенной Европы, находившейся под командованием Наполеона Бонапарта; Гражданская война, когда вследствие неустойчивой линии фронта и раздробленности общества в стране появлялись партизанский отряды совершенно разной идеологической направленности; и Великая Отечественная война 1941-1945 годов, когда партизаны боролись опять же против армии объединенной Европы, но во главе захватчиков стояли немецкие войска и их главнокомандующий Адольф Гитлер.


К сожалению, после развала Советского Союза предпринимались неоднократные попытки дискредитировать термин «партизан», расширить его на другие вооруженные действия, в том числе и на откровенный бандитизм. К примеру, либеральная пресса называла «партизанами» незаконные вооруженные формирования, действовавшие на территории Северного Кавказа. Однако, при всем накале страстей, бушевавших во время Великой Отечественной (а нужно отметить, что ни советские партизаны в борьбе с фашистами, ни военнослужащие Вермахта и уж тем более СС не отличались особым гуманизмом при обращении с партизанами), ни один исторический источник не рассказывает, о том, что партизаны военного времени могли позволить себе взять в заложники немецких солдат, они не отрезали пленным головы с документированием этого факта на фотопленку, и уж тем более не торговали рабами, требуя выкупа. Таким поведением брезговали даже арабские террористы в начальный период своей истории. Для советских партизан (и даже для бандеровцев и прочих «лесных братьев») война и боевые действия, жестокость, были средством достижения выбранных целей – освобождения своей территории от присутствия врага, но никак не способом повышения своего материального состояния. Даже при ужасающей жестокости отрядов Украинской повстанческой армии, которые умудрялись вносить в «официальные» списки на ликвидацию даже малолетних детей – их идейный лидер Степан Бандера в эмиграции жил с семьей впятером в двухкомнатной квартире и не мог похвастаться крупными доходами.


Советские партизаны времен Великой Отечественной войны представляли собой довольно пеструю картину: в составе партизанского движения имелись и отлично подготовленные, спаянные дисциплиной и субординацией диверсионные отряды, забрасываемые с «большой земли», и разрозненные группы с элементами анархизма. Но всех их объединяло одно – с точки зрения международного права, регламентирующего ведение войны даже непредвзятый эксперт с большой долей вероятностью воспринимал бы их как военных преступников. В принципе, согласно Женевским конвенциям ведение партизанских действий само по себе является законным способом ведения войны, но для этого партизан должен отвечать соответствующим требованиям. Часть из таких требований: находиться под командованием лица, отвечающего за действия подчиненных или наличие отличительного знака или предмета одежды, по которому можно легко идентифицировать его принадлежность – еще можно как-то выполнить, находясь в тылу врага. Такие требования, как открытое ношение оружия и соблюдение законов и обычаев ведения войны уже более трудны для выполнения. Оккупированная территория есть оккупированная территория и разгуливать по ней с винтовкой чревато последствиями. А что касается законов и обычаев ведения войны – то у большинства партизан просто не имелось возможности их соблюдать. Ну скажите на милость – куда командир партизанского отряда может деть пленного немца, если до линии фронта тысяча километров, а еды и самим не хватает? Но даже содержание пленных можно как-то организовать, но Женевские конвенции признают партизанское движение только в том случае, если страна подписала капитуляцию. А вот это положение международного права однозначно ставит советских партизан вне европейского закона. Но русские и советские люди традиционно как-то не особо внимательно относились к международному законодательству. Это не законопослушные немцы, у которых партизанское движение действовало всего лишь с апреля по июль 1945, года, а официально сопротивление было прекращено почти сразу же – в конце апреля 1945 года по распоряжению преемника Гитлера – адмирала Деница. Несколько боевых групп «вервольфа» не подчинились этому приказу и их самым крупным успехом стало убийство советского военного коменданта Берлина – генерала Берзарина, которое произошло 16 июня 1945 года. Та же УПА сопротивлялась гораздо дольше, а уж размах и результативность советских партизан на оккупированной территории во время Великой Отечественной не имели себе равных в мировой истории.

 


И кстати о размерах. Во многих источниках советское партизанское движение рассматривается как часть общего движения Сопротивления, но, во-первых, исходя из того, что Советский Союз и до и после войны был достаточно изолированным государством ни о какой «составной части» не может быть и речи. И во-вторых – любопытно, но наибольший размах сопротивление оккупантам получило в Восточной Европе и в славянских странах. В общем, всерьез можно говорить только о советских, югославских и польских партизанах, а вот на территории Западной Европы в основном даже после оккупации царила тишь и благодать, только итальянцы под конец войны как-то образумились и собрали в партизанские ряды около ста тысяч человек. А вот во Франции Сопротивление такого размаха не получило и поддерживалось в основном за счет усилий британских специальных служб. Любопытно, что немецкого коменданта Парижа фон Шаумберга убили испанцы, а не французы.


Причиной широкого распространения партизанского движения на территории бывшего СССР стало прежде всего отношение немецких оккупантов к жителям завоеванных территорий. Нет, конечно, всегда: в любое время и в любом место найдутся люди, которые будут приветствовать вражеских оккупантов. Это естественно состояние общества – иметь внутри себя недовольных и несогласных. Полное согласие существует разве что на кладбище. Коммунистическая власть во главе со Сталиным конечно же не была белой и пушистой. Она существовала в определенном историческом контексте и в довольно враждебном внешнеполитическом окружении, что совершенно закономерно диктовало, скажем так «специфически» способы проведения внутренней политики. Вообще мир тогда был совершенно другим, чем сейчас, в начале XXI-го века и многих вещей, который казались вполне естественным в то время, мы просто не понимаем. Даже признанные «эталоны демократии» - США и Великобритания показывали в то время такие фокусы, на которые сейчас бы не пошел ни один политик. Что уж говорить о России, которая в то время только-только преодолела 20-летний путь от жесточайшей Гражданской войны, которая практически полностью разрушила промышленный потенциал страны, и хуже того – расколола страну на враждующие лагеря, которые не просто перебрасывались оскорбительными словами, но вполне реально тысячами убивали друг друга.. Да, и нефти тогда у России в товарных количествах, пригодных для экспорта еще не было. В общем, время было несладкое и, естественно часть населения отнеслась к приходу Вермахта вполне доброжелательно.


Например, цветами немцев встречали некоторые жители Киевской, Полтавской, Сумской и Черниговской областей Украины. Группы татар выходили встречать Манштейна и даже создавали военные формирования в рядах немецкой армии. Конечно же, в надежде на лучшее. Человеку всегда свойственно надеяться на лучшее.

 


Но вот, увы немецкие войска никаких признаков галантности не проявляли. Да и не могли проявлять, потому что как бы изощрялись немецкие пропагандисты в рассказах об «освободительной миссии Германии», призванной «Спасти Украину\Белоруссию\Россию (нужное подчеркнуть) от «жидо-большевизма», реальные причины нападения на Советский Союз были давным-давно были изложены в книге Гитлера «Моя борьба», а то, каким образом будет «расширено жизненное пространство» было с немецкой педантичностью было описано в «Генеральном плане «ОСТ». После «освобождения» немцы планировали как минимум переселить в Сибирь до 65 процентов украинцев и до 75 процентов белорусов, а русский этнос предполагалось «ослабить в расовом отношении» и «снизить биологическую силу» путем регулирования рождаемости. Но такое массовое переселение планировалось только после немецкой победы, а пока украинцы, белорусы и русские на оккупированной территории могли ясно наблюдать, какая судьба выпала на долю евреев. Стоит отметить, что один из видных нацистских идеологов – Вольфганг Абель предлагал поступить с поляками и русскими также как и с евреями, то есть полностью ликвидировать, но потом такое предложение было отвергнуто по политическим и экономическим причинам. В отношении же евреев никаких сомнений не было и расовые чистки начались сразу же после начала оккупации.


И, кстати, в формировании образа «кровавых оккупантов» немцам очень даже помогали как раз часть новых немецких союзников, причем уже с начала июля 1941 года. 30 июня в город Львов вошел батальон «Нахтигаль», сформированный из украинских националистов. Непосредственно после занятия города  члены «Украинского легиона имени Степаны Бандеры» (это еще одно из названий «Нахтигаля»), начали наводить «новый порядок». Согласно исследованиям израильских историков в период с 1 по 7 июля 1941 годы бойцы батальон «Нахтигаль» совместно с немцами уничтожили во Львове около 4 тысяч евреев и советских активистов. Официальная историография ОУН сообщает, правда, что в период с 1 по 7 июля все бойцы «Нахтигаль» были распущены в увольнительные «для улаживания личных дел». И это на третью неделю войны… Потом было еще круче – 100-150 тысяч расстрелянных в Бабьем Яру при непосредственном участии тех же украинских коллаборационистов. И до сих пор никто не знает, сколько точно человек точно было расстреляно во время расовых чисток на Украине и Белоруссии. Известны только самые массовые случаи, но такие инциденты происходили практически в каждой деревне. Там было все просто – отвели за околицу и расстреляли… Имевшие глаза и уши жители оккупированных территорий просто не могли этого не замечать.

 


В начале 2000-х некоторые российские журналисты, работавшие на западные СМИ договорились до того, что оправдывали фашистские зверства тем, что «из общей массы советских людей фашисты отбирали евреев, цыган, больных из психиатрических лечебниц, а также представителей партийно-хозяйственной номенклатуры,причем, не всех поголовно, а тех, кто подозревался в связях с партизанами и подпольщиками».
Примерно такой же позиции придерживались и некоторые жители оккупированных территорий. «Моя хата с краю» - это довольно распространенная жизненная позиция, иногда даже (как в случае с украинскими националистами) возводимая в ранг государственной политики. Но и те, и другие вряд ли были ознакомлены с «Планом Ост»…


Да и немецкое командование не возлагало особых надежд на антисоветские выступления даже в тактическом плане. Не случайно в том же самом Бабьем Яру сложила свои головы и часть ОУНовцев, которые не стали радостно приветствовать сотрудничество с нацистской Германией, да и сам Бандера был брошен эсесовцами в концлагерь. Немцы относились к ним, как к расходному материалу, не более…
Трудно отмахнуться от того, что на стороне Германии в вооруженных формированиях состояло до миллиона до полутора миллионов граждан СССР. Такое количество военнослужащих смогла бы сделать честь иной национальной армии, но их судьба была «немного предсказуема». Германское руководство в силу господствующей идеологии просто не могло эффективно их использовать, а, в конечном счете, места в будущей картине мира «по-нацистски» для них просто не существовало».


Кстати и моральных облик советских коллабрантовбыл далек от идеального. Как минимум формально многие из них нарушили воинскую присягу. Никто не отрицает заслуг генерала Власова в период битвы за Москву, но дальнейшее его поведение перечеркнуло их. И, стоит отметить, что десятки советских генералов, попавших в немецкий плен, вели себя достаточно достойно и, более того, даже после освобождения из плена к основной массе советских военнопленных репрессии не применялись. Это сухая статистика и ей нельзя пренебречь.

 


Как уже упоминалось выше, одним из мотивов массового партизанского движения на оккупированной территории СССР было попросту скотское отношение немцев к населению. И, поднимаемые на знамя некоторыми историками советские коллаборационисты тоже внесли в эти настроения свою лепту.


Одним из самых ярких проявлений коллаборационизма была так называемая «Локотская республика», в настоящее время подаваемая некоторыми журналистами чуть ли не как образец «демократии» на оккупированной территории под чутким европейским руководством.


Необходимо отметить, что как исторический факт Локотская республика конечно же имела места и одно время под руководством ее главы – Бронислава Каминского находилось около десяти тысяч вооруженных людей, включая некоторые образцы бронетехники.


Но стоит повнимательнее присмотреться к личности самого Каминского и к используемым им и его соратниками методами, как радужный образ «демократической республики» под германским протекторатом мгновенно рассеивается.


Да, Каминский подвергался репрессиям. За критику коллективизации он был исключен из партии и впоследствии после суда был направлен в ссылку в Омскую область, где работал технологом спиртового производства. Скажем прямо – это далеко не колымский штрафной лагерь. Каминский в ссылке сотрудничал с НКВД и с 1940 года поставлял чекистам информацию по троцкистским группировкам. В ссылке Каминский находился недолго – с августа 1937 по начало 1941 года. Приехав в Локоть, он вновь занял должность на спиртовом производстве, а после прихода немецких войск стал активно с ними сотрудничать.


Во главе Локотской республики в основной своей массе находились иногородние жители. Сам Каминский фактически никакого отношения к Локтю не имел: он был жителем Ленинграда с 1917 года вплоть до ареста, а родился вообще в Витебской губернии, да и первый глава «Локотского самоуправления» Константин Воскобойник, впоследствии погибший в бою с партизанами, появился в Локте только в 1938 году. В общем – такой интеллигентский эксперимент по крестьянскому самоуправлению под немецким руководством.


На территории Локотского самоуправления царили вполне себе тоталитарные методы: был объявлен тотальный призыв всех военнообязанных в возрасте от 16 до 45 лет. Во главе «подразделений самообороны» ставились пришлые латыши и поляки, которые и определяли тактику и идеологию действий. Стоит отметить, что организованные Воскобойником отряды даже не стали дожидаться «решения еврейского вопроса» от Вермахта, а сами расстреляли всех евреев в округе.

 


По мере наступления Красной Армии, отряды Каминского,сведенные в РОНА («Русскую освободительную народную армию» ) постепенно откатились до Варшавы, где были брошены на подавление Варшавского восстания. И тут бывшие советские граждане развернулись во всю ширь, устроив такой террор и мародерство, что привели в ужас даже видавших виды эсесовцев. Немецкое командование решило, что поведение Каминского перешло все допустимые грани и расстреляло его за жестокость. Ещё раз: эсесовцы расстреляли Каминского за жестокость к мирному населению. Похоже на дурной анекдот, не правда ли?


И вот такие люди выступали альтернативой партизанскому движению с опорой на коммунистов.


Стоит вспомнить, что часть коллаброционистских подразделений, сформированных из русских перебежчиков стараниями Абвера и СС, впоследствии перешли на сторону Красной Армии. Самым ярким примером такого поведения является 1-я русская национальная бригада СС «Дружина», которая с августа 1943 года стала 1-й русской антифашистской бригадой. При этом на первом этапе своих действий бригада действовала с точки зрения фашистов настолько эффективно, что была развернута с одного батальона до бригады четырехбатальонного состава. Но весной 1943 года командир одного из батальонов полковник Гаврилов и с ним еще 110 человек переходят на сторону партизан и после переговоров с партизанским командованием на сторону Москвы перешла  уже вся бригада числом в две тысячи человек. Командир бригады – Гиль-Родионов уже в сентябре 1943 года получил звание полковника Красной Армии и орден Красной Звезды. Гиль-Родионов погиб во время прорыва из окружения в 1944 году, начальник оперативной группы штаба Белорусского партизанского движения даже с облегчением заметил по этому поводу: «Может, и лучше, что такой конец; и не было огорчений, если бы он попал в Москву».


Ну и конечно же, помимо стихийно образовывавшихся из окруженцев и местного населения, партизанские отряды на оккупированной территории СССР создавались и по инициативе Верховного Главнокомандования. Опыт Отечественной войны 1812 года и партизанского движения Гражданской не пропал впустую и сразу же после того, как стало ясно, что война «малой кровью на чужой территории» не состоится – советское руководство предприняло усилия по созданию партизанских частей. Уже 29 июня 1941 года была подписана совместная Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б), а 18 июля было принято особое постановление ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск». Руководящая роль в организации партизанского движения легла в основном на плечи специально созданного в 1941 году 4-го управления НКВД СССР, во главе которого стоял опытный диверсант Павел Судоплатов. Находившаяся в подчинении Судоплатова Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД ССР стала основой кадрового костяка будущих партизанских частей. Именно на основе групп НКВД и формировались впоследствии крупные партизанские соединения.

 


Необходимо отметить, что судьба первых групп, забрасываемых в тыл врага, была в основном трагичной. Оперативная обстановка в тылу вермахта мало соответствовала вольнице и анархии, в среде которых формировалось партизанское движение в Гражданскую войну. В результате в 1941-1942 году забрасываемые группы НКВД теряли 93 процента своего состава. Так, до лета 1942 года НКВД подготовило и забросило на территорию Украины чуть менее 35 тысяч человек, но к 10 июня 1942 года на связь выходило только 100 групп из 1567. Во многом на такую неэффективность действий партизанских отрядов именно на Украине влияла физическая характеристика местности. Обширные украинские степи могли быть хорошим полем действия автономных групп в период Гражданской, но в тылу Вермахта образца 1940-х уже не было такого бардака, как в 1920-е. В результате основными районами действий партизанских соединений стали участки местности, которые изобиловали лесами, горами и болотами, то есть затрудняли проведение разведки мест сосредоточения. Даже в начале XXI-го века Российская армия не может полностью контролировать горно-лесистую местность на Северном Кавказе, а напичканная беспилотными разведчиками и поддержанная мощной спутниковой группировкой американская армия в Афганистане сидит на блок постах и совершает лишь периодические вылазки в горы.


Но, тем не менее, количество партизанских отрядов в тылу врага, особенно в лесных районах Белоруссии и оккупированной части РСФСР росло и к весне 1942 года возникла необходимость создания Центрального штаба партизанского движения, призванного координировать всю деятельность партизан. 30 мая 1942 года штаб возглавил Пантелеймон Пономаренко. С 1938 года Пономаренко являлся Первым секретарем ЦК КП Белоруссии, а после оккупации республики состоял в должностях Члена военного совета Западного, Центрального и Брянского фронтов. НКВД в штабе партизанского движения представлял генерал-лейтенант Василий Сергиенко, до этого являвшийся наркомом внутренних дел Украины.

 


Штаб партизанского движения имел в своем составе направления, соответствующие территориальным районам расположения очагов партизанского движения. После этого деятельность партизанских формирований на оккупированной территории приобрела скоординированный характер, улучшилась связь с органами центрального военного командования.


В сентябре 1942 года, дляприданию партизанскому движению большего веса советское руководство учредило должность Главнокомандующего партизанским движением. Этот поста занял член Политбюро ЦК ВКП(б) Маршал Советского Союза Климент Ворошилов.  Вспомнив о своем нахождении на посту члена Реввоенсовета 1-й конной армии в период Гражданской войны, Ворошилов предложил сформировать из партизанских отрядов регулярную партизанскую армию. Однако, по всей видимости такая идея не вызвала воодушевления в Ставке, и уже 11 ноября пост Главкома партизанского движения был упразднен, да и сам штаб партизанского движения был переведен в подчинение Ставки Верховного Главнокомандования.


Нельзя переоценить заслуги партизан в деле общей победы над фашистами. 179 партизан по состоянию на 1945 год были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В общей сложности в рядах партизан и подпольщиков на оккупированной советской территории сражалось около одного миллиона человек, что сопоставимо с численностью фронта. Карпатский рейд партизанского соединения под командованием Сидора Компака вошел во многие учебники военного искусства. За сто дней партизаны преодолели около двух тысяч километров по тылам противника. За Ковпаком по своим же тылам гонялась отозванная с фронта полноценная дивизия СС. За время рейда партизаны уничтожили немецкие гарнизоны в 39 населенных пунктах.


Не менее известны и масштабные координированные операции по разрушению вражеской железнодорожной инфраструктуры, объединенные под общим наименованием «Рельсовая война». Проведенная в три этапа, эта операция окончилась непосредственно вместе с началом крупномасштабного советского наступления в Белоруссии – операции «Багратион» и в высоких темпах продвижения советских войск в ходе этой операции есть и немалая заслуга партизан.


В трудных, порою нечеловеческих бытовых условиях, часто без связи с внешним миром, в условиях ограниченной обеспеченности любыми ресурсами – от оружия до еды – советские партизаны показали всему миру блестящий пример стойкости и героизма. Регулярные части Красной Армии, даже участвовавшие в самых ожесточенных сражениях, хотя бы теоретически имели возможность отвода в тыл на отдых и переформирование. У партизан такого шанса не было. Каждый бой и каждый рейд мог стать для них последним и отдых можно было получить только после Победы. Они приближали Победу как могли. И они ее приблизили.

 

Автор: Сергей Серков

Похожие статьи



    Вернуться в раздел