История

Воздушный десант. Вторая мировая война.

Воздушный десант. Вторая мировая война.

 

Воздушный десант от "А" до "Я"

(Часть 2. Вторая мировая война)

 

Одними из наблюдателей, присутствовавших при массовой выброске советских парашютистов на маневрах Киевского военного округа в 1935 году пыли представители немецкой армии. И уже в 1936 году майору Иммансу, военнослужащему германского вермахта было приказано создать парашютную школу в городе Стендаль, образовательному учреждению для проведения тренировок было придано несколько транспортных самолетов JunkersJu 52. В дальнейшем немецкая армия приобрела большое количество самолетов JunkersJu 52, которые были слегка модифицированы для использования в качестве парашютно-десантных транспортов. Первый учебный класснемецких парашютистов был известен как «AusbildungskommandoImmans» . Он начал свои занятия 3 мая 1936 года. Первый немецкий парашютный полк получил имя «Генерал Геринг».


Другие страны, включая Аргентину, Перу, Японию, Францию и Польшу также начали организовывать воздушно-десантные подразделения. Франция стала первой страной, которая создала приняла в боевые части женщин-парашютистов. 200 медсестер, способных совершать прыжки с парашютом должны были использоваться для оказания помощи при стихийных бедствиях, и подлежали переводу в действующую армию во время войны


Удивительно, но при организации парашютных подразделений в Германии не наблюдалось хваленого немецкого «ордунга» и в результате путаницы было образовано несколько парашютных групп. Для исправления этой ситуации командиром создаваемых парашютных подразделений был назначен генерал люфтваффе Курт Студент, который, кстати, присутствовал на тех самых маневрах Киевского военного округа, где впервые было высажено около тысячи советских парашютистов.
Во время вторжения в Норвегию и Данию в ходе операции «Weserübung», парашютисты Люфтваффе были выброшены в нескольких местах для захвата мостов и взлетно-посадочных полос.


В битве за Францию военнослужащие диверсионного полка «Бранденбург» приземлился на легких разведывательных самолетах FieselerFi 156 Storch вблизи мостов, расположенных непосредственно к югу от  маршрута наступления10-й танковой дивизии вермахта. В Бельгии, небольшая группа немецких десантников утром 10 мая 1940 года на планерах высадилась прямо на верхней части бельгийской крепости ЭбенЭмель и вывела из строя большинство его артиллерийских систем. На следующий день форт сдался, что открыло немецкой армии дорогу в Бельгию


Далее первой в военной истории крупномасштабныйатаке с воздуха подверглась Голландия. Во время операции по оккупации Нидерландов немцы бросили в бой почти всю свою Luftlandekorps, воздушно-десантный армейский корпус, который состоял из одной парашютной дивизии, одного соединения, способного на посадочное десантирование и необходимого транспортного потенциала. Существование этого корпуса держалось в строжайшем секрете. Немецкие парашютисты приземлились на трех аэродромах вблизи Гааги, надеясь захватить в плен голландское правительство. Захват одного их аэродромов увенчался неудачей – «Юнекерс-52», который должен был перебросить подкрепления, был сбит зенитным огнем, а первую волну нападения отбили голландские военнослужащие.

Горящий транспортный самолет заблокировал взлетно-посадочную полосу, что предотвратило дальнейшие попытки посадочного десантирования. Это был один из немногих случаев, когда аэродром, захваченный парашютистами,был отбит. Два других аэродрома перешли под немецкий контроль. Одновременно немцы выбросили небольшие подразделения десантников для захвата важнейших мостов, которые открывали путь непосредственно в центр Нидерландов. Парашютисты пробили дорогу для 9-й танковой дивизии вермахта, и в течение дня голландская оборона оказалась в безнадежном положении. Тем не менее, голландским войскам ПВО удалось нанести большой урон немецкой транспортной авиации. Кроме того, 1200 военнослужащих из немецких элитных войск «Luftlandekorps» попали в плен около Гааги, и впоследствии были отправлены в Англию незадолго до капитуляции голландских вооруженных сил.


По мнению некоторых военных историков «величайшая победа и наибольшие потери» в истории боевого применения парашютного десанта произошли во время битвы за Крит. Посредством радиоэлектронной разведки британцы вычислили каждую зону высадки немецких парашютистов, но фашистские десантники умудрились выбить «томми» с острова, несмотря даже на то, что все прибывающие по морю подкрепления уничтожались Королевским флотом. Но потери в немецких десантных частях были настолько велики, что Адольф Гитлер запретил их использование в таких операциях в будущем. Он понял, что основной силой воздушного десанта является внезапность, а высадка на площадки, о существовании которых известно противнику оборачивается чрезмерными потерями.

 


Заметным исключением в боевой практике фашистской Германии является использование воздушно-десантных войск в специальных операциях. 12 сентября 1943 года Отто Скорцени провел смелую операцию по нападению на отель Гран-Сассо с использованием планеров. Расположенная высоко в Апеннинах, эта гостиница была местом пленения Бенито Муссолини. Скорцени освободил дуче из-под домашнего ареста практически без выстрелов, разоружив охрану. 25 мая 1944 года немецкие десантники предприняли неудачную попытку захвата Иосипа Броз Тито, который в то время руководил югославскими партизанами, а впоследствии был лидером послевоенной Югославии.


Десант восходящего солнца
Еще до начала боевых действий на Тихом океане в японской императорской армии были сформированы подразделения «TeishinDen» («рейнджерские бригады»). Японский военно-морской флот в свою очередь формировал части морских десантников – «Rikusentai». Япония использовала парашютные подразделения в ряде операций при захвате голландской Ост-Индии в кампании 1941-1942 годов.
Флотские десантники «Rikusentai» были впервые брошены в бой ходе битвы при Мандао и Сулавеси в январе 1942 года. Подразделения «Teishin» применялись в ходе сражения при Палембанге на Суматре в феврале 1942 года. Также как и немцы на Крите, в ходе операций по оккупации голландской Ост-Индии японские парашютисты понесли значительные потери, что стало причиной их редкого использования в дальнейшем по своему прямому предназначению.
6 декабря 1944 года подразделение «TeishinShudan» и спецподразделение «Takachiho» атаковали авиабазы США на Филиппинах. Японские десантники уничтожили несколько самолетов и нанесли потери американским войскам в живой силе, но, в конце концов, были уничтожены.
За время войны Япония построила целый воздушный флот, состоящий из 825 планеров, но так и никогда не использовала их в бою.


Вязьма и Днепр
Несмотря на интенсивную подготовку Красной Армии к воздушно-десантным операциям в предвоенный период, в период Великой Отечественной войны нашим десантным войскам удалось провести только две крупномасштабных десантных операции. СССР также являлся признанным лидером в разработке боевых планеров, но во время войны их использовали исключительно для перевозки грузов.


Превосходство Люфтваффе в воздухе в начальном периоде войны резко ограничило возможности Красной Армии в проведении воздушно-десантных операций. Будущий дважды Герой Советского Союза генерал Александр Родимцев, командовавший на момент начала войны 5-м воздушно-десантным корпусом позже вспоминал, что командование фронта иронично замечало ему в 1941 году, что в тылу врага при такой сложной обстановке можно было оказаться и без парашюта. Первыми из советских десантников в бой во время войны вступили бойцы 6-го воздушно десантного корпуса. По приказу командующего фронтом генерала Кирпоноса они контратаковали аэродром Жуляны вблизи Киева, захваченный немцами. Парашютисты действовали в пешем строю, бой дошел до ожесточенной рукопашной, но аэродром и поселок были отбиты. Начиная с 6 августа 1941 года, советские десантники практически непрерывно контратаковали гитлеровцев под Киевом, отодвинув линию фронта от города. Но отсутствие у десантников тяжелого вооружения привело к огромным потерям и в конце августа советское командование вывело парашютные части с линии боевого соприкосновения в резерв Ставки.


В последующие периоды войны в Советском  Союзе возникали определенные проблемы нехватки транспортной авиации и такой специфической вещи, как шелка для парашютов. Тем не менее, вера в эффективность концепции «глубокого боя» сохранялась у нашего командования на протяжении всей войны. Наибольшая по масштабами длительная по времени воздушно-десантная операция РККА была проведена в районе Вязьмы силами 40-го воздушно-десантного корпуса. Она началась 27 января 1942 года. В первой волне за три дня в немецкий тыл было десантировано около 3 тысяч человек. В ночь на 23 февраля была высажена вторая волна из семи тысяч человек. Задачей десантных частей было наступление в направлении линии фронта и выход на железную дорогу Вязьма-Брянск. С немецкой стороны десантников встречали 5 пехотных полков, усиленных артиллерий и поддерживаемых авиацией. Помощь советским десантникам оказывали кавалеристы, незадолго до этого прорвавшиеся в тыл врага. В результате после соединения в немецком тылу действовала комбинированная десантно-кавалерийская группировка советских войск. Фашисты сидели в глубокой обороне и занимали все тактически выгодные позиции. Тем не менее, на некоторых направлениях советские парашютисты продвинулись более чем на 20 километров. Однако высадка закончилась неудачей. Встречный удар со стороны советских войск завершился безрезультатно. С марта по конец апреля 1942 года трем тысячам оставшихся в живых десантников пришлось вести бои в окружении. Выйти к своим войскам им удалось только к концу июня.


Позиционный характер войны привел к тому, что десять воздушно-десантных корпусов, которые имелись в Красной Армиина конец 1941 года были преобразованы в гвардейские стрелковые дивизии.


В дальнейшем, советские воздушно-десантные войска преимущественно играли роль элитной легкой пехоты, так, например, на восточном фланге южного фаса Курской дуги гвардейцы десантники довольно успешно сдерживали танковый натиск немцев. Курская битва окончательно преломила ход войны в пользу Советского Союза и наши войска стремительной лавиной ринулись вперед. Темпы продвижения советских войск в этот период были беспрецедентно велики. Но на пути нашей пехоты и танков лежала широкая водная преграда. Для проведения полномасштабной операции по форсированию Днепра в Красной Армии вновь понадобились десантники.


Растаявшие в ходе отступления начала войны, контрнаступления под Москвой, битве под Сталинградом десантные часть начали формироваться вновь. Новобранцы изучали устройство парашюта, прыгали с учебных 40-метровых вышек или с аэростатов, а затем с транспортных самолетов Ли-2 или со специально переоборудованных тяжелых бомбардировщиков ТБ-3.  С тех пор традиционным сигналом для высадки служит красный огонь, загорающийся возле пилотской кабины, впрочем, в некоторых случаях команда могла подаваться и простым флажком. Наравне с мужчинами учебные прыжки выполняли и женщины, служившие в десантных частях на медицинских и тыловых должностях.


Перед прыжком десантники пристегивались карабинами к металлическому тросу в кабине, после чего открывалась дверь самолета. Покидание самолета происходило в то время на скорости около 200 километров в час. После прыжка вытяжной фал раскрывал парашют, и десантник спускался на землю. У десантников Великой Отечественной не было специальных ножей-стропорезов, и поэтому в случае спутывания основного купола его стропы приходилось перерезать обычной финкой. На земле десантники обучались ведению боевых действий, особенно в ночное время, проведению диверсионных действий и захвату вражеских объектов, рукопашному бою, работой со средствами связи. Не забывалась и психологическая подготовка. Десантники в основной своей массе, заряженные общим оптимизмом презрительно относились к смерти, были этакими «камикадзе». Многие бойцы носили при себе специальную гранату, которой намеревались в последний момент подорвать себя и врагов.


Помимо гранат основным оружием советских десантников был карабин на основе винтовки Мосина. Офицерский состав и разведгруппы вооружались пистолетами-пулеметами Судаева, специально сконструированными для использования в ограниченном пространстве. Этот образец оружия был легче и компактнее знаменитого ППШ. Но часть десантников вооружалась и оружием конструкции Шпагина – ППШ – его большой магазин и скорострельность были незаменимы для скоротечных боев на коротких расстояниях на расстояниях до 200 метров.


Итак, к концу сентября 1943 года на широком фронте советские войска вышлик Днепру. Красная Армия с ходу захватила несколько плацдармов, форсируя главную украинскую реку на широком фронте. Южнее Киева войскам Воронежского фронта удалось закрепиться на правом берегу Днепра в районе города ВеликийБукрин. Для поддержки наступающих войск ставка планировала использовать три сформированные буквально накануне воздушно-десантных бригады численностью около десяти тысяч человек. Бригады были сведены в воздушно-десантный корпус, командовал которым дед и тезка популярного телеведущего научно-популярных программ Иван Затевахин. К сожалению и генерал Затевахин и командование ВДВ было отстранено от планирования этой десантной операции, и ей командовал непосредственно штаб фронта.Кстати, после этой операции специальным приказом Сталина оставшиеся десантники были выведены из фронтового подчинения под прямой контроль Ставки. Первоначально формируемые десантные бригады формировались именно для захвата плацдарма, но их опередили танкисты 4-й танковой и пехотинцы 40-й армии. Таким образом, основной задачей десантников стала оборона участка земли в излучине Днепра. Немцам было известно место дислокации десантников, и они даже устроили психологическую атаку, сбросив на аэродромы агитационные листовки. Но фашистская пропаганда оказала мало влияния на молодых парней с отличной идеологической и физической подготовкой. В числе тех парней был и будущий великий советский кинорежиссер Григорий Чухрай. Как выяснилось впоследствии немцы так и не выяснили места будущей высадки. Десантники собирались в этот бой налегке, многие не брали с собой ни продуктов, ни теплой одежды, надеясь на скоротечность предстоящего сражения. Ну а запасного парашюта наши десантники не брали из-за экономии места для боеприпасов.


Неразбериха в командовании Днепровской десантной операцией привела к тому, что ее подготовка проводилась в суматохе, без должной разведки. Есть версия, что отсутствие должной разведки стало возможным из-за повышенного режима секретности в отношении предстоящей операции. Разведывательная авиация свернула работу на этом направлении, опасаясь расшифровки своего интереса немцами. Первый эшелон выброски составил примерно полторы бригады - чуть более 4,5 тысяч парашютистов. Боевая задача десантникам была поставлена прямо в самолетах.В результате часть десантников была высажена вообще на левом берегу Днепра, один экипаж выбросил парашютистов прямо в реку, а оставшиеся были выброшены прямо на голову подходящим немецким резервам, встретивших их сильнейшим зенитным огнем,  что, конечно же, не было стандартом боевой высадки.Уходя от зенитного огня, советские транспортники увеличивали скорость и забирались на высоту, еще более увеличивая разброс десантников.  Посадка в самолеты в суматохе привела к тому, что по разным бортам разбивались расчеты раций – основного средства связи в тылу врага. Советские парашюты того времени конструировались из перкали и капрона и легко поджигались трассирующими пулями немецких зенитных пулеметов. Слабость в управлении войсками и сильный огонь с земли привели к тому, что бригада вместо штатного района высадки с диаметром десять километров оказалась разбросана вдоль всего Днепра на сотню верст. Изношенность транспортных самолетов и отсутствие топливозаправщиков привели к тому, что чуть более двух тысяч десантников вообще так и не покинули свой аэродром. В эту ночь транспортные самолеты должны были совершить пятьсот рейсов, но в реальности сделали чуть более 290. Отсутствие связи и неопределенность мест высадки привела к тому, что все высадившиеся силы сразу попали под плотный прессинг немецких войск.  Обозначение мест сбора должно было обозначаться непосредственно командирами групп цветными ракетами. Но немцы сразу поняли суть способа, и вскоре небо над местом десантирования было похоже на праздничный салют. Десантники просто не знаки куда идти. Уже через сутки немцы начали облаву, а к утру к поиску подключились поисковые группы с собаками и немецкая разведывательная авиация. Выжившие группы вступали в жестокие схватки с переменным успехом, но отсутствие связи и единого командования сводило на нет всю отвагу парашютистов.

 

Через сутки активные боевые действия из первого эшелона вело чуть менее половины высадившихся десантников. От высадки второго эшелона десанта командование фронта к вечеру следующего дня отказалось. Постоянно теряя товарищей, бойцы малыми группами пробивали кольцо облав и шли кто к линии фронта, кто к партизанам. Уцелевшие командиры собирали бойцов под своим командованием. Как ртуть, мелкие группы сливались в более крупные – так было проще выжить в тылу врага. Самая крупная группа была собрана под командованием комбрига подполковника Сидорчука, он сколотил почти полноценную бригаду – полторы тысячи человек. Эта группа во взаимодействии с партизанами сражалась в тылу врага до середины октября, постоянно меняя место своей дислокации. 13 ноября десантники Сидорчука ударили в тыл обороняющимся немцам на участке наступления 52-й армии, захватив опорные пункты противника и соединились с нашими войсками. Действовавшие в тылу Букринского плацдарма советские десантники сковали боем значительные немецкие силы, что позволило Ставке перебросить свой резерв – 3-ю гвардейскую Танковую армию на двести километров  севернее – с излучины Днепра в районе Великого Букрина в район Лютежского плацдарма. Именно на Лютежском плацдарме советские танки по замыслу командарма генерала Рыбалко пошли в атаку с включенными фарами и воющими сиренами, но это уже совсем другая история…
Когда советские войска, передислоцированный на северный плацдарм 6 ноября 1943 года входили в освобожденный Киев, наши десантники все еще бились в тылу врага к югу от города. И только 28 ноября парашютисты были выведены из боя.


В приказе Ставки по итогам Днепровской десантной операции было отмечено, что ночная выброска парашютистов ведет к неоправданным потерям, причем даже в мирное время. Но, на те же «ночные грабли» чуть менее чем через год наступили и американские десантники в ходе высадки в Нормандии.


Братья по оружию
Союзное командование не знало о тяжелых потерях, которые немцы понесли в битве за Крит, не был принят во внимание опыт Днепровского десанта. Исход Критского десанта  имел противоположный эффект на немецкое и союзническое командование. Будучи убеждены в эффективности воздушных десантов, англо-американские союзники поспешили начать тренировки и организовать свои собственные воздушно-десантные подразделения. Британцы образовали школу парашютной подготовки в ВВС страны, расположив ее вблизи манчестерской кольцевой автодороги. Именно здесь проходила подготовка всех 60 тысяч десантников, которых использовали союзники в ходе Второй мировой войны.


Англо-американское командование долго не могло принять принципиальное решение, каким образом формировать десантные части. Выбор лежал между небольшими подразделениями, которые могли использоваться в диверсионных спецоперациях и массовой заброской десантных дивизий в тыл врага. Ранние десантные операции союзников носили небольшой локальный характер и проводились небольшими подразделениями. Самой характерной задачей был захват моста на пути наступления своих войск. Но в конечном итоге союзники сформировали две британских и пять американских воздушно-десантных дивизий. В Великобритании это были 1-я и 6-я воздушно-десантные дивизии, а у США – 11-я, 13-я, 17-я, 82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии. К 1944 году, британские дивизии были сведены в 1-й воздушно-десантный корпус под командованием генерала Фредерика Браунинга, а в США десантные части, дислоцированные в Европе (17-я, 82-я, и 101-я дивизии) были организованы в XVIII воздушно-десантный корпус под командованием генерал-майор Мэтью Риджуэя. Оба десантных корпуса и британский и американский были сведены в союзную воздушно-десантную армию, командующим которой был назначен генерал-лейтенант армии США Льюис Бреретон.


Во время высадки англо-американских союзников в Нормандии и проведении сопутствующей воздушно-десантной операции в штабе союзников и на передовой присутствовали и наблюдатели от Советского Союза.


Одной из самых известных воздушно-десантных операций в мировой военной истории была именно «Операция Нептун», часть штурма Нормандии, часть операции «Overlord», заключавшейся в высадке союзный войск в Нормандии 6 июня 1944 года. Задача воздушно-десантных войск состояла в обеспечении флангов и подходов к плацдармам высадки в Нормандии. Всего, за время проведения операции британские и американские парашютные войска потеряли около 2300 человек.


Операция по воздушному десанту в Нормандии готовилась основательно и с размахом. Так, к концу мая 1944 года,транспортное соединение, предназначенное для переброски войск имело в наличии 1207 военно-транспортных самолетов C-47. Три четверти из самолетов имели возраст менее одного года. Неполадки двигателей во время тренировок ранее приводили к большому числу прерванных боевых вылетов, но все они были заменены, чтобы устранить проблему. Вся воздушная техника была оснащена дополнительной броней, однако на самолетах не было самоуплотняющхся топливных баков, так как их не хватало для обеспечения боевой авиации союзников. Непосредственно перед вторжением, во избежание путаницы в воздухе от огромного количества самолетов на всю воздушную технику союзников были нанесены опознавательные знаки – три белых и две черных полосы.


В этой операции еще раз подтвердились ключевые принципы применения воздушного десанта. Для достижения успеха, парашютисты должны десантироваться в безопасную зону и иметь достаточно времени для сбора. Воздушные десанты особенно уязвимы для контратак противника в момент накопления сил и концентрации. Чтобы избежать такого критического периода, парашютисты должны использоваться для захвата ключевых объектов обороны противника, например мостов, пересечений дорог.
Именно такие задачи – мосты и перекрестки были поставлены десантникам союзников в ходе проведения парашютного десанта в Нормандии. 82-й и 101-й американским воздушно-десантным дивизиям были назначены цели на западе от места высадки «Юта Бич», а 6-й британской воздушно-десантной дивизии были назначены аналогичные цели на восточном фланге фронта высадки союзников.


530 десантникам из подразделений «сражающейся Франции» и британской Специальной Авиадесантной службе (знаменитой САС) были назначены цели в Бретани – французской провинции, расположенной к западу от Нормандии.


Собственно «D-Day», операция по открытию второго фронта началась с высадки британский десантников на планерах вскоре после полуночи на мосты на каналах Кан и реке Орн. Это было единственное пересечение водных преград в непосредственной близости от места высадки, и немцы могли осуществить фланговую атаку на захватываемые плацдармы только по этому маршруту. Также в задачу планерникам ставилось уничтожение пяти мостов. Кроме того, британские десантники должны были уничтожить и батарею в Мервилль, которая угрожала месту высадки «Меч». В этой фазе были задействованы британцы и канадцы. Несмотря на немецкие контратаки к концу первого дня высадки все задачи этой операции были выполнены.


А вот американским 82-й и 101-й воздушно-десантным дивизиям, численность которых насчитывала около 13 тысяч человек повезло значительно меньше. Для достижения внезапности транспортные самолеты, перевозившие американцев, заходили в район высадки в Нормандии с западной стороны. Ночное парашютное десантирование привело к тому, что войска оказались разбросанными на широкой площади. 45 процентов выброшенных солдат не смогли найти свои подразделения. Несмотря на то, что первой волной были десантированы специальные команды «следопытов», которые должны были обозначить места высадки, их усилия оказались недостаточно эффективными. Радиомаяки, устанавливаемые этими командами не были замечены экипажами транспортныхC-47.
В первой волне американского десанта присутствовали три полка из состава 101-й воздушно-десантной дивизии. Они были выброшены между 00:48 и 1:40 дня вторжения, во второй волне, между 1:51 и 2:42 десантировались бойцы 82-й дивизии. В каждой операции принимали участие около 400 транспортных самолетов С-47. Непосредственно перед рассветом в деле были задействованы 104 транспортных планера, которые доставили в места высадки противотанковые орудия и другие средства поддержки войск, а вечером дня вторжения тоже с помощью планеров в тыл врага было доставлено 24 гаубицы из состава артиллерии 82-й дивизии. На следующий день, 7 июня была проведена еще одна планерная операция – к десантникам прибавились бойцы 325-го пехотного полка.
Но даже через сутки после начала десантирования под командованием штаба 101-й дивизии находилось только 2,5 тысячи человек, а в 82-й - около 2 тысяч.

Таким образом, эффективность ночного десанта американцев в Нормандии была сопоставима с неудачным советским Днепровским десантом, случившимся годом ранее. Но также как и на Днепре, высадка американских парашютистов, даже размазанная на большой площади, внесла сумятицу в немецкую оборону и заставила их распылять силы, не допуская их концентрации для проведения контратак на береговых плацдармах.
Американские десантники в Нормандии оставались в тылу противника в течение нескольких дней, также сбиваясь в малые и большие группы. В этих группах присутствовали бойцы из разных рот, батальонов, полков и даже дивизий.

Слишком далекий мост
Также чрезвычайно широко известна и десантная операция союзников «MarketGarden», которая состоялась в сентябре 1944 года. В ней участвовало 35 тысяч солдат, которые были заброшены на 160 километров в тыл противника. Целью десантников был захват ряда мостов через Маас, Ваал и Рейн, в попытке обойти немецкие укрепления и начале вторжения на территорию Германии. Операция была разработана в спешке, и многие этапы планирования были не отработаны должным образом. В воздушно-десантной фазе операции участвовали три полнокровных воздушно-десантных дивизии: 1-я британская, 82-я и 101-я американские и 1-я польская десантная бригада. Все подразделения были высажены в различных точках вдоль шоссе номер 69для того, чтобы создать «коридор», по которому британский XXX корпус смог бы продвигаться в глубину обороны противника. Высадка была произведена днем, в условиях хорошей видимости и этим было достигнута высокая точность развертывания десантников. В конце концов, в результате ряда сильных немецких контратак, общая задача так и не была достигнута, 1-я британская воздушно-десантная дивизия была почти уничтожена в Арнеме, а атакованный ими мост через Рейн остался в руках немцев.


Следующая операция - десантирование союзников в ходе операции «Varsity» также осуществлялось в дневное время. Она проводилась силами двух воздушно-десантных дивизий, британской 6-й и американской 17-й. Оба соединения организационно входили в XVIII воздушно-десантный корпус. Операция началась 24 марта 1945 года, ее целью являлось оказание помощи британским войскам в форсировании реки Рейн. После тяжелых потерь, нанесенных воздушно-десантным соединениям в ходе операции MarketGarden, союзное командование внесло коррективы в планирование десанта и две воздушно-десантные дивизии были сброшены буквально в нескольких километрах за линией фронта. Но только через тринадцать часов после начала операциисухопутные войскаперешли Рейн. Союзные десантники встретили сильное сопротивление в некоторых областях. С точки зрения статистики эта операция обошлась англо-американским десантникам даже дороже, чем MarketGarden. По мнению британского историка Марка Хастгинса эта операция была дорогостоящей и ненужной, он назвал ее «глупостью, за которую заплатили своими жизнями более тысячи человек».


Парашютисты на Тихом океане
Менее известными являются воздушно-десантные операции союзных войск против японцев.
В сентябре 1943 года в Новой Гвинее, было произведено успешное десантирование 503-го парашютно-десантного полка армии США. Десантники практически не встретили сопротивления, таким образом, дебют воздушного десанта на Тихоокеанском театре был успешным.
В июле 1944 года 503-й полк был выброшен снова в районе голландской Новой Гвинеи. В дальнейшем полк высаживался в феврале 1945 года на Коррегидор, в ходе компании по захвату Филиппин.


Все хотят делать это
Аналогичным эпизодом использования воздушно-десантных войск в этом периоде мировой военной истории стала эквадорско-перуанская война. Перуанская армия сформировала собственные десантные подразделения и успешно применила их, захватив эквадорский портовый город Пуэрто-Боливар. Это сражение произошло 27 июля 1941 года, и эта была первая боевая высадка на американском континенте.

Похожие статьи



    Вернуться в раздел